Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

мужик

Анафема Вячеславу Рубскому, Филиппу Парфенову, Алексею Саввину

Анафема не от меня, конечно, а от ап. Павла, я же только обнародую этот факт.

«Первое послание св. Ап. Павла к Коринфянам

16:21. Мое, Павлово, приветствие собственноручно.
16:22. Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маран-афа.
16:23. Благодать Господа нашего Иисуса Христа с вами,
16:24. и любовь моя со всеми вами во Христе Иисусе. Аминь».


Лже-священник Рубский учит о Христе, как о простом человеке, без всякого благоговения, как не посмел бы разговаривать и с простым смертным, от которого зависит его благополучие. Он не только не любит Христа, но и оскорбляет Его, за что подлежит всем анафемам вообще, чего я не хочу сейчас касаться.  А факт  не любви к Господу Иисусу Христу, как и хамское к Нему отношение, Рубский сам засвидетельствовал в своей лекции, которая есть  на веб-сервисе Ютуб. Записанный в словах отрывок из этой лекции имеется в данном журнале, а потому повторяться мне нет надобности.

В защиту Рубского выступил другой лже-священник – Филипп Парфенов, которого Рубский обрадовал письмом о своём восстановлении в иерейском чине, что произошло не без помощи ОБСЕ, по признанию самого богохульника.  Запрещал в служении Рубского митр. Одесский и Измаильский Агафангел (Саввин), который, и это очевидно, тоже не любит Господа Иисуса Христа, раз убоялся ОБСЕ.  Кроме прочего,  мерзавец Рубский оскорбляет обвинением в содомии св. Симеона Нового Богослова, о чём знают и Парфенов и Саввин. Все эти люди попадают под анафему ап. Павла, присоединиться  к которой я считаю своим долгом, а потому, вслед за Апостолом, повторю – Анафема вам, Рубский, Парфенов, Саввин. Маран-афа!


Текст из лекции Рубского: https://gerontiey.livejournal.com/151554.html
Голгофа

ОНИ ГОТОВЯТСЯ ОТБИРАТЬ НАШИХ ДЕТЕЙ...


Голгофа

О любви к детям и ненависти к людям

Достоевский, как апостол антихриста (Пост 12 )

О любви к детям и ненависти к людям 1.11


«Иной шутник скажет, пожалуй, что всё равно дитя вырастет и успеет нагрешить, но вот же он не вырос, его восьмилетнего затравили собаками. О Алеша, я не богохульствую! Понимаю же я, каково должно быть сотрясение вселенной, когда всё на небе и под землею сольется в один хвалебный глас и всё живое и жившее воскликнет: «Прав ты, господи, ибо открылись пути твои!» Уж когда мать обнимется с мучителем, растерзавшим псами сына ее, и все трое возгласят со слезами: «Прав ты, господи», то уж, конечно, настанет венец познания и всё объяснится. Но вот тут-то и запятая, этого-то я и не могу принять. И пока я на земле, я спешу взять свои меры. Видишь ли, Алеша, ведь, может быть, и действительно так случится, что когда я сам доживу до того момента али воскресну, чтоб увидать его, то и сам я, пожалуй, воскликну со всеми, смотря на мать, обнявшуюся с мучителем ее дитяти: «Прав ты, господи!», но я не хочу тогда восклицать. Пока еще время, спешу оградить себя, а потому от высшей гармонии совершенно отказываюсь. Не стоит она слезинки хотя бы одного только того замученного ребенка, который бил себя кулачонком в грудь и молился в зловонной конуре своей неискупленными слезками своими к «боженьке»! Не стоит потому, что слезки его остались неискупленными. Они должны быть искуплены, иначе не может быть и гармонии. Но чем, чем ты искупишь их? Разве это возможно? Неужто тем, что они будут отомщены? Но зачем мне их отмщение, зачем мне ад для мучителей, что тут ад может поправить, когда те уже замучены? И какая же гармония, если ад: я простить хочу и обнять хочу, я не хочу, чтобы страдали больше. И если страдания детей пошли на пополнение той суммы страданий, которая необходима была для покупки истины, то я утверждаю заранее, что вся истина не стоит такой цены».

Комментарий

На самом деле всё уже объяснено и рассказано Ивану на уроках Закона Божьего, а так же пропето и прочитано на богослужениях, которые он когда-то посещал. Но при этом он упорно твердит про «высшую гармонию», которая, как видно по смыслу сказанного о ней, означает всеобщее спасение, которому Церковь не учит. При этом учение о Царствие Небесном и аде он тоже не принимает, поскольку оно несовместимо с его «гармонией». Отчего-то он уверен, что мать непременно обнимется с тем, кто растерзал псами её сына. Откуда это ему может быть известно? Таким образом, актёрство продолжается, но появляется уже и нечто новое, об Искуплении, что вполне логично. Если ранее Иван опровергал учение о Первородном грехе, и по замыслу писателя Достоевского как бы доказал его несостоятельность, то, конечно, теперь приходит очередь и догмата об Искупление, которое есть Искупление Первородного греха в первую очередь. Ну, а если виноватых нет, т.е. учение о Первородном грехе не прошло проверки высокими моральными критериями человека, которому всё равно есть Бог или нет, то, конечно, настала очередь Искупления, и отсюда вновь этот надрыв лжи, но на этот раз про «неискупленные слёзки».

Что значат эти «неискупленные слёзки»? Это значит, что Иван опровергает своё собственное учение о том, что для достижения им выдуманной «высшей гармонии» требуется мучить невинных детей, в связи с чем и вопрос о «неискупленных слёзках», которые некому и нечем искупить. Свою мысль он выражает крайне расплывчато, но всё-таки понять её и выразить  можно в следующих словах: если для достижения «высшей гармонии» требуется искупление грехов страданиями невинных младенцев, то чем искупить преступления тех, кто заставил страдать невинных младенцев? Получается, что не чем, и для них остается только ад, который несовместим с «гармонией»  - И какая же гармония, если ад? – вопрошает Иван? И, действительно, при такой постановке вопроса учение об Искуплении не выдерживает проверки элементарным здравым смыслом, жалким «эвклидовским» умом. Остается только удивиться тому, что почти за две тысячи лет до того, как Иван это открыл, этого никому и в голову не приходило! А не приходило потому, что Иван доказал несовместимость со здравым смыслом не учения Церкви об Искуплении, а только своей собственной выдумки, которую он приписал Церкви.

Из Энциклопедии «Основы правильной духовной жизни» составленной по трудам свт. Игнатия (Брянчанинова) из статьи «Искупление» можно узнать:

«Святая Православная Церковь признает, что нет греха человеческого, которого бы не могла отмыть Кровь Господа Бога Спасителя нашего Иисуса Христа. Сколько бы раз не повторился грех человеческий – Кровь Богочеловека может отмыть его. Грехи всего мира ничего не значат пред всесвятой Кровью вочеловечившегося Господа, пролитой за нас. «Той же язвен быстъ за грехи наша и мучен быстъ за беззакония наша, наказание мира нашего на Нем, язвою Его мы исцелехом» (Ис. 53, 5). Пребывает неисцеленным только тот, кто сам отвергает дарованное ему и всем человекам исцеление и спасение. Так обильно излилась на нас милость Божия, что самый тягчайший грех, повторенный человеком тысячу раз, может быть изглажен покаянием человека. По тягости скорбей, попущенных на настоящее поколение, Господь с особенной благостью прощает согрешения его».

Таким образом, за всеми этими наигранными стенаниями о страданиях невинных детей стоит вполне себе бесовская ненависть к людям, которые, даже и совершив те злодеяния в отношении детей, о страданиях которых якобы плачет Иван, будут прощены, когда принесут покаяние.
Голгофа

Истязание родителями пятилетней девочки

Достоевский, как апостол антихриста (Пост 9)

Истязание родителями пятилетней девочки 1.8
«Но о детках есть у меня и еще получше, у меня очень, очень много собрано о русских детках, Алеша. Девчоночку маленькую, пятилетнюю возненавидели отец и мать, «почтеннейшие и чиновные люди, образованные и воспитанные». Видишь, я еще раз положительно утверждаю, что есть особенное свойство у многих в человечестве — это любовь к истязанию детей, но одних детей. Ко всем другим субъектам человеческого рода эти же самые истязатели относятся даже благосклонно и кротко, как образованные и гуманные европейские люди, но очень любят мучить детей, любят даже самих детей в этом смысле. Тут именно незащищенность-то этих созданий и соблазняет мучителей, ангельская доверчивость дитяти, которому некуда деться и не к кому идти, — вот это-то и распаляет гадкую кровь истязателя. Во всяком человеке, конечно, таится зверь, зверь гневливости, зверь сладострастной распаляемости от криков истязуемой жертвы, зверь без удержу, спущенного с цепи, зверь нажитых в разврате болезней, подагр, больных печенок и проч. Эту бедную пятилетнюю девочку эти образованные родители подвергали всевозможным истязаниям. Они били, секли, пинали ее ногами, не зная сами за что, обратили всё тело ее в синяки; наконец дошли и до высшей утонченности: в холод, в мороз запирали ее на всю ночь в отхожее место, и за то, что она не просилась ночью (как будто пятилетний ребенок, спящий своим ангельским крепким сном, еще может в эти лета научиться проситься), — за это обмазывали ей всё лицо ее калом и заставляли ее есть этот кал, и это мать, мать заставляла! И эта мать могла спать, когда ночью слышались стоны бедного ребеночка, запертого в подлом месте! Понимаешь ли ты это, когда маленькое существо, еще не умеющее даже осмыслить, что с ней делается, бьет себя в подлом месте, в темноте и в холоде, крошечным своим кулачком в надорванную грудку и плачет своими кровавыми, незлобивыми, кроткими слезками к «боженьке», чтобы тот защитил его, — понимаешь ли ты эту ахинею, друг мой и брат мой, послушник ты мой божий и смиренный, понимаешь ли ты, для чего эта ахинея так нужна и создана! Без нее, говорят, и пробыть бы не мог человек на земле, ибо не познал бы добра и зла. Для чего познавать это чертово добро и зло, когда это столького стоит? Да ведь весь мир познания не стоит тогда этих слезок ребеночка к «боженьке»».

Комментарий

Продолжая рассказывать о истязании родителями-христианами своих детей, переходит к истории с пятилетней девочкой, о которой можно сказать то же самое, что сказано по поводу истории с семилетней девочкой, но здесь уже Иваном добавлено и кое-что новое. Кончая рассказывать эту безобразную историю, он задается вопросом – для чего всё это нужно, - на который он, якобы, от кого-то слышал ответ – ради познания добра и зла. Возмущённый этим, непонятно из какого источника полученным ответом, Иван произносит - Да ведь весь мир познания не стоит тогда этих слезок ребеночка к «боженьке».  Вопрос Ивана – Для чего познавать это чертово добро и зло, когда это столького стоит?  – фактически сводится к вопросу о том, зачем было нарушать заповедь о не вкушении плодов с дерева  познания добра и зла.  Ну и у кого же об этом теперь спрашивать? Очевидно, что не у кого, да и незачем, ибо ответ очевиден – не стоило. Но ведь заповедь Божия ( а вовсе не «чертово добро»)  уже нарушена, и люди познают добро и зло через последствия нарушения этой заповеди. Кроме того, страдает крещёный ребёнок, который свободен от наказания за нарушение эдемской заповеди, как и родители девочки. Для Ивана, конечно, это только новый аргумент в пользу его утверждения, что источникам греха является человеческая природа, и никакое крещение этого факта не отменяет. Однако же и крещеные люди, свободны от наказаний за Первородный грех, продолжают жить вне рая в падшем мире, а потому подвергаются воздействиям падших духов, и когда жизнью своею отпадают от Христа, тогда вновь впадают в грех, что означает, что всё дело опять же не в природе человека, а в его произволении. А потому, дело вовсе не в том, что «мир познания не стоит этих слезок ребеночка к «боженьке», а в том, что мир этот, есть мир, который отпал от Бога, и христианам велено не любить его: «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. (1Ин.9, 15-16) И если родители покой своей плоти ставят выше любви к ребёнку, если распаляясь злобой не умеют найти меры в наказаниях, то неужели потому, что такова человеческая природа, а не потому, что не хотят держать себя в руках?
Голгофа

Бесы во плоти

Достоевский, как апостол антихриста (Пост 6)

Бесы во плоти1.5

— Ты говоришь с странным видом, — с беспокойством заметил Алеша, — точно ты в каком безумии.
Кстати, мне недавно рассказывал один болгарин в Москве, — продолжал Иван Федорович, как бы и не слушая брата, — как турки и черкесы там у них, в Болгарии, повсеместно злодействуют, опасаясь поголовного восстания славян, — то есть жгут, режут, насилуют женщин и детей, прибивают арестантам уши к забору гвоздями и оставляют так до утра, а поутру вешают — и проч., всего и вообразить невозможно. В самом деле, выражаются иногда про «зверскую» жестокость человека, но это страшно несправедливо и обидно для зверей: зверь никогда не может быть так жесток, как человек, так артистически, так художественно жесток. Тигр просто грызет, рвет и только это и умеет. Ему и в голову не вошло бы прибивать людей за уши на ночь гвоздями, если б он даже и мог это сделать. Эти турки, между прочим, с сладострастием мучили и детей, начиная с вырезания их кинжалом из чрева матери, до бросания вверх грудных младенцев и подхватывания их на штык в глазах матерей. На глазах-то матерей и составляло главную сладость. Но вот, однако, одна меня сильно заинтересовавшая картинка. Представь: грудной младенчик на руках трепещущей матери, кругом вошедшие турки. У них затеялась веселая штучка: они ласкают младенца, смеются, чтоб его рассмешить, им удается, младенец рассмеялся. В эту минуту турок наводит на него пистолет в четырех вершках расстояния от его лица. Мальчик радостно хохочет, тянется ручонками, чтоб схватить пистолет, и вдруг артист спускает курок прямо ему в лицо и раздробляет ему головку. Художественно, не правда ли? Кстати, турки, говорят, очень любят сладкое.
 — Брат, к чему это всё? — спросил Алеша
 — Я думаю, что если дьявол не существует и, стало быть, создал его человек, то создал он его по своему образу и подобию.
— В таком случае, равно как и бога.
А ты удивительно как умеешь оборачивать словечки, как говорит Полоний в «Гамлете», — засмеялся Иван. — Ты поймал меня на слове, пусть, я рад. Хорош же твой бог, коль его создал человек по образу своему и подобию. Ты спросил сейчас, для чего я это всё: я, видишь ли, любитель и собиратель некоторых фактиков и, веришь ли, записываю и собираю из газет и рассказов, откуда попало, некоторого рода анекдотики, и у меня уже хорошая коллекция. Турки, конечно, вошли в коллекцию, но это всё иностранцы. У меня есть и родные штучки и даже получше турецких. Знаешь, у нас больше битье, больше розга и плеть, и это национально: у нас прибитые гвоздями уши немыслимы, мы все-таки европейцы, но розги, но плеть — это нечто уже наше и не может быть у нас отнято. За границей теперь как будто и не бьют совсем, нравы, что ли, очистились, али уж законы такие устроились, что человек человека как будто уж и не смеет посечь, но зато они вознаградили себя другим и тоже чисто национальным, как и у нас, и до того национальным, что у нас оно как будто и невозможно, хотя, впрочем, кажется, и у нас прививается, особенно со времени религиозного движения в нашем высшем обществе.

Комментарий

Иван, конечно, рассказывает эту историю о зверствах турок в отношении болгар, как свидетельство того, что источником греха является сама человеческая природа, что особенно ужасно проявляется в отношении младенцев, смертью которых турки развлекаются. Но звериная жестокость мусульман-турок проистекает от того, что они отказавшись принять Христа, так и остались в плену у диавола, волю которого и творят, ибо услаждение убийством младенцев ничем другим не объяснить. Но ведь и у них имеются остатки свободы, и в них говорит голос совести, на который не обращается внимание, и они способны сопротивляться бесовским разжжениям, а потому и признать их не виновными в описанных преступлениях никак нельзя. И страдают младенцы в данном случае не от того, что Адам и Ева съели запретный плод, а от того, что турки творят волю диаволову, которую могли бы и не творить, когда бы этого захотели, если, конечно, они уже сами не превратились в бесов во плоти. Таким образом, несмотря на силу эмоционального воздействия, который несёт рассказ, он свидетельствует о том, что грех не в природе людей, а в их произволении, а иначе турки подобным образом относились бы  и к собственным детям. Но поскольку к собственным детям они так не относятся, значит, когда бы захотели, удержались бы и от зверств в отношении младенцев. Кстати будет сказать, что крещёные младенцы умершие во младенчестве, да ещё таким ужасным образом, попадают в Царство Небесное, чего не скажешь об их мучителях, которые сами будут вечно мучиться в аду.

В связи с рассказанной историей полезно будет прочесть «Пролог в поучениях на каждый день года» за 21 ноября под заголовком «Пути промысла Божия неисповедимы»:

«Один отшельник просил Бога, чтобы дал понять ему пути Своего Промысла, и наложил на себя пост. Однако Бог не открыл ему того, что ему хотелось знать. Инок все-таки не переставал молиться, и наконец Господь вразумил его. Когда он отправился к одному, вдалеке живущему от него, старцу, ему явился, в образе монаха, Ангел и предложил быть спутником. Отшельник очень рад был предложению, и они пошли вместе. Когда день склонился к вечеру, они остановились на ночлег у одного благочестивого мужа, и сей принял их с таким почетом, что даже пищу предложил на серебряном блюде. Но вот удивление! Тотчас после трапезы Ангел взял блюдо и бросил в море. Старец недоумевал, однако ничего не сказал. Пошли далее и на другой день остановились у другого, тоже благочестивого, мужа, и этот также принял их с радостью, и ноги им умыл, и всякое внимание оказал. Но – опять беда! Когда отшельник со спутником стали собираться в путь, принявший их привел к ним малолетнего своего сына, чтобы благословили его. Но вместо благословения Ангел, коснувшись отрока, взял душу его. Ни старец от ужаса, ни отец от отчаяния ни слова не могли произнести, и старец выбежал вон, а спутник, не отставая, последовал за ним. На третий день пути им остановиться негде было, кроме одного полуразрушенного и всеми брошенного дома, и они приютились в нем. Старец сел вкусить пищи, а спутник, к его изумлению, опять начал странное дело. Он стал разрушать дом и, разрушив, начал опять строить его. Видя это, старец не вытерпел: «Да что ты: бес или Ангел? Что ты делаешь?» – с гневом сказал он спутнику. «Да, что ж я делаю?» – возразил тот. «Как что? – продолжал старец: – Третьего дня у доброго человека блюдо отнял и бросил в море; вчера отрока лишил жизни, а сегодня, для чего ты разрушил и снова начал строить дом сей?» Тогда Ангел сказал ему: «Не дивись, старче, сему и не соблазняйся о мне, но выслушай, что я скажу тебе. Первый принявший нас муж, действительно, во всем богоугодно поступает; но блюдо, брошенное мною, приобретено им неправдою; а потому я и бросил его, чтобы он не погубил чрез него награды своей. Второй муж тоже угоден Богу, но если бы вырос малолетний сын его, то был бы страшный злодей; поэтому я и взял душу его, за добро отца его, чтобы и он спасся». «Ну, а здесь-то, что ты делал?» – спросил старец. Ангел продолжал: «Сего дома хозяин был человек безнравственный и ради этого обнищал и скрылся. Дед же его, строив этот дом, скрыл в стене золото, и некоторые знают о сем. Посему-то я и разорил его, чтобы отселе никто не искал здесь золота и чрез него не погиб». Ангел так заключил речь свою: «Возвратись, старче, в келию свою и не мучайся без ума; ибо так глаголет Дух Святый: судове Господни – глубина многа, неиспытаема и недоведома человеком; посему ты и не испытывай их – не будет тебе это на пользу». Ангел затем стал невидим, а пораженный старец раскаялся в своем заблуждении и после рассказывал всем с ним происшедшее.
Смирим же, братие, свой разум и не будем стараться проникать в то, что в делах Божеского Промысла непостижимо для нас. Да и может ли быть иначе, когда разум наш ограничен и к тому же затемнен грехом, а Бог во всех Своих совершенствах беспределен, Его ведение и премудрость не имеют границ. Наше дело – следовать воле Божией, лобызать руку Божию, милующую и наказующую нас, и, подвизаясь в добродетели, сохранять преданность воле Божией. Аминь».
Голгофа

Против Первородного греха

Достоевский, как апостол антихриста (Пост5)
Против Первородного греха1.4

«Мне надо было лишь поставить тебя на мою точку. Я хотел заговорить о страдании человечества вообще, но лучше уж остановимся на страданиях одних детей. Это уменьшит размеры моей аргументации раз в десять, но лучше уж про одних детей. Тем не выгоднее для меня, разумеется. Но, во-первых, деток можно любить даже и вблизи, даже и грязных, даже дурных лицом (мне, однако же, кажется, что детки никогда не бывают дурны лицом) Во-вторых, о больших я и потому еще говорить не буду, что, кроме того, что они отвратительны и любви не заслуживают, у них есть и возмездие: они съели яблоко и познали добро и зло и стали «яко бози». Продолжают и теперь есть его. Но деточки ничего не съели и пока еще ни в чем не виновны. Любишь ты деток, Алеша? Знаю, что любишь, и тебе будет понятно, для чего я про них одних хочу теперь говорить. Если они на земле тоже ужасно страдают, то уж, конечно, за отцов своих, наказаны за отцов своих, съевших яблоко, — но ведь это рассуждение из другого мира, сердцу же человеческому здесь на земле непонятное. Нельзя страдать неповинному за другого, да еще такому неповинному! Подивись на меня, Алеша, я тоже ужасно люблю деточек. И заметь себе, жестокие люди, страстные, плотоядные, карамазовцы, иногда очень любят детей. Дети, пока дети, до семи лет например, страшно отстоят от людей: совсем будто другое существо и с другою природой. Я знал одного разбойника в остроге: ему случалось в свою карьеру, избивая целые семейства в домах, в которые забирался по ночам для грабежа, зарезать заодно несколько и детей. Но, сидя в остроге, он их до странности любил. Из окна острога он только и делал, что смотрел на играющих на тюремном дворе детей. Одного маленького мальчика он приучил приходить к нему под окно, и тот очень сдружился с ним… Ты не знаешь, для чего я это всё говорю, Алеша? У меня как-то голова болит, и мне грустно».


Комментарий

По тому прежнему рассуждению, согласно которому душевные муки, если они за идею, безразлично какую, возвышают страдальца такого рода над страдающим только телесно, хотя бы и за идею, но не страдающем душевно, Иван самый настоящий мученик, поскольку рассказывая о страдании детей, он страдает и телесно, от головной боли, и душевно, поскольку ему грустно. Он, конечно, знает учение о Первородным грехе, поскольку изучал его на уроках Закона Божьего, который являлся обязательным предметом, но, тем не менее, искажает его.  В самом деле, какие такие «отцы» съели яблоко, если известно, что это сделали прародители, Адам и Ева? В связи с этим св. Симеон Новый Богослов говорит следующее:

«Никто из нас никогда не согрешал и не может согрешить, как согрешил Адам, потому что никого не было и нет во всем ему равного, кто бы то есть был подобно ему безбеден, безпечален, свободен от всякой естественной нужды. Ибо посмотри, какое наказание положено Адаму и роду его за преступление заповеди в раю, - алчба, жажда, озябание во время зимы, озноение во время лета; отсюда потребность пищи, пития, одежды и крова, для чего труд, претружение и поты на всю жизнь. Далее же что последует? Нетерпеливость по причине всех показанных нужд и противление определению Божию. Ибо всякий человек, рождающийся в настоящую жизнь, не зная, что все такие временные наказания наложены на весь род человеческий за преступление праотца нашего Адама, не с благодарностию их принимает, а дерзко ропщет по причине их и, желая найти успокоение от нужд своих, лихоимствует, ищет стяжевать более потребного, похищает чужое, неправдствует. И вот это-то наши суть грехи, то есть что не сносим терпеливо временных Божиих наказаний и не благодарим за них, но, надымаясь будто враги, Богу, идем некоторым образом наперекор божественному оному определению, которое гласит: в поте лица твоего снеси хлеб твой; все силы напрягаем, чтоб найти упокоение, и не находим, потому что нет возможности ускользнуть нам от трудов и потов и этой подъяремности нужде, что бы мы ни делали. Потому счастлив тот, кто с благодарностию претерпевает эти временные наказания, исповедуя, что праведно осужден на них за прародительский грех. Ей почиет он от трудов своих. Ибо по причине этих наказаний всеблагий Бог даровал людям смерть, чтобы почивали от них на время переносящие их с благодарением, и потом были воскрешены и прославлены в день суда, чрез нового Адама, безгрешного Иисуса Христа и Бога, Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего ( Рим. 4, 25)». («Слова», Слово 10 гл. 2)

Разумеется, поскольку Ивану надо внушить Алёши мысль о том, что источником греха является сама человеческая природа, тогда и, действительно, надо доказывать, что никто из людей персонально ни в чём не виновен, а особенно дети. Только вот, согласно словам преп. Симеона, эти страдания не только не делают из Ивана мученика в христианском понимании, а, совсем наоборот, врага Божия, а потому если он и мученик, то мученик-богоборец. А то, что он всё опять переваливает на природу, видно из его слов о том, что «дети, до семи лет например, страшно отстоят от людей: совсем будто другое существо и с другою природой». Если до семи лет, когда ребёнок ещё не сформировавшийся окончательно человек, он как бы другой природы и потому не виновен, а когда сформируется как человек, то делается сразу же виновен, то причина не способности людей любить ближних кроется в самой природе, из чего и следует, что человек греховен по природе. Конечно, никакого внимания Иван и ему подобные не обратят на слова бл. Августина, который в книге «Исповедь» пишет о греховности людей с первого дня их жизни, о чём читать страшновато:

«Услыши, Господи! Горе грехам людским. И человек говорит это, и Ты жалеешь его, ибо Ты создал его, но греха в нем не создал. Кто напомнит мне о грехе младенчества моего? Никто ведь не чист от греха перед Тобой, даже младенец, жизни которого на земле один день. Кто мне напомнит? Какой-нибудь малютка, в котором я увижу то, чего не помню в себе?
Итак, чем же грешил я тогда? Тем, что, плача, тянулся к груди? Если я поступлю так сейчас и, разинув рот, потянусь не то, что к груди, а к пище, подходящей моему возрасту, то меня по всей справедливости осмеют и выбранят. И тогда, следовательно, я заслуживал брани, но так как я не мог понять бранившего, то было и не принято и не разумно бранить меня. С возрастом мы искореняем и отбрасываем такие привычки. Я не видел сведущего человека, который, подчищая растение, выбрасывал бы хорошие ветви. Хорошо ли, однако, было даже для своего возраста с плачем добиваться даже того, что дано было бы ко вреду? жестоко негодовать на людей неподвластных, свободных и старших, в том числе и на родителей своих, стараться по мере сил избить людей разумных, не повинующихся по первому требованию потому, что они не слушались приказаний, послушаться которых было бы губительно? Младенцы невинны по своей телесной слабости, а не по душе своей. Я видел и наблюдал ревновавшего малютку: он еще не говорил, но бледный, с горечью смотрел на своего молочного брата. Кто не знает таких примеров? Матери и кормилицы говорят, что они искупают это, не знаю какими средствами. Может быть, и это невинность, при источнике молока, щедро изливающемся и преизбыточном, не выносить товарища, совершенно беспомощного, живущего одной только этой пищей? Все эти явления кротко терпят не потому, чтобы они были ничтожны или маловажны, а потому, что с годами это пройдет. И Ты подтверждаешь это тем, что то же самое нельзя видеть спокойно в возрасте более старшем».
мужик

УВАЖАЕМЫЕ ПАРТНЕРЫ ПУТИНА... ЭТО НЕ ФЕЙК!

УВАЖАЕМЫЕ ПАРТНЕРЫ ПУТИНА... ЭТО НЕ ФЕЙК! В китайских ресторанах можно заказать блюдо из неродившихся младенцев. (ВИДЕО не для слабонервных) » Москва - Третий Рим


https://3rm.info/main/80415-uvazhaemye-partnery-putina-jeto-ne-fejk-v-kitajskih-restoranah-mozhno-zakazat-bljudo-iz-nerodivshihsja-mladencev-video-ne-dlja-slabonervnyh.html

...Первая их остановка была в г. Фошань провинции Гуандун, они зашли в ресторан и Ван спросил знакомого менеджера, можно ли сделать им это блюдо. Менеджер сказал, что у них сейчас нет в запасе младенцев, но есть свежая плацента. Он также сказал, что младенцев и плаценту нельзя замораживать, иначе они будут не вкусными. Далее он сказал, что у них на примете есть молодые супруги, приехавшие из деревни на заработки и что женщина беременна двойней и все девочки. Супруги собирались стимулировать преждевременные роды и отказаться от детей. И тогда, по словам менеджера, будут продукты для нужного им блюда...
мужик

Живо ли ещё Православие, или оно уже только вывеска?

http://www.iarex.ru/news/71649.html

Жюри присяжных в Далласе вынесло решение против Джеффри Янгера, который пытается не допустить процедуры химической кастрации для своего сына, которому всего 7 лет, сообщает ТГ-канал "Коза кричала".
Это означает, что мать продолжит проведение мероприятий по смене пола ребенка, а отцу предложат "признать наконец", что его сын является девочкой, и обяжут его посещать курсы трансгендеризма.
У Джеффри и его бывшей жены растут близнецы Джеймс и Джуд. До сих пор у родителей была совместная опека над детьми. Джеффри хотел переоформить ее на себя. Он считает, что жена пытается поменять пол Джеймса против желания мальчика.
Мнение жюри передает права на детей в руки матери. Присяжные приняли свое решение 11 голосами против 1. Судья вынесет окончательный вердикт завтра.

В США существует множество православных конфесссий, крупнейшие из которых Вселенского и Московского патриархатов, но они молчат. Молчат и по этому поводу, и по множеству других, которым несть числа...Это называется толерантность. 
мужик

Проповедь шаманизма профессором – орденоносцем

Самое потрясающие заключается в том, что профессор богословия МДА верит  будто бы  шаман своими  действиями  может, действительно, влиять на погоду и вызывать, например, дождь!  Речь не о том, что падшие духи обманывают попавших под их власть людей своими фокусами, внушая, что управляют природными стихиями – это давно известно.  Горячо любимый народом апологет православия действительно верит в то, что шаманы могут повелевать сихиями…Какой ужас! Ведущее учебное заведение РПЦ МП превратилось в рассадник самых диких суеверий…В доказательство чего, размещаю под катом короткий отрывок из лекций профессора – орденоносца, с указанием ссылки.

Collapse )
мужик

Премьер-министр Великобритании насиловал детей на личной яхте и топил их ...

https://cont.ws/@altairhantengr/822466



Эдвард Ричард Джордж Хит (англ. Edward Richard George Heath; 9 июля 1916 года, Бродстейрз (англ.), Великобритания — 17 июля 2005 года, Солсбери, Великобритания) — политик-консерватор, премьер-министр Великобритании с 1970 по 1974 годы, на посту лидера партии — предшественник Маргарет Тэтчер. С 1992 года как кавалер ордена Подвязки носил титул сэра (англ. Sir Edward Heath).
Женщина дала показания, что лично провожала 11 сирот из приюта От-де-ла-Гаранн и сажала их на яхту премьер-министра на британском острове Джерси, прямо посреди столицы острова Сен-Эльер.
Жертвы были возрастом 6-11 лет.
Через 4 часа содомии в нейтральных водах, где не действуют законы, перед её глазами на берег сошли лишь 10 сирот.
Привезти сирот для секса ей приказал сенатор острова Ралф Вайберт...