Геронтий (gerontiey) wrote,
Геронтий
gerontiey

Category:

Учение проф. МДА А.И. Осипова о грехе. Часть 5 заключительная. Проповедь человекобожия

В пятой части подводится итог четырех рассмотренных лекций А.И. Осипова в связи с его учением о грехе, и устанавливается то, чем оно является по существу

В предыдущих четырех частях посвященных разбору учения А.И. Осипова о грехе, уже указывалось как на сходство его с буддизмом и индуизмом, так и на общий пантеистический характер этого учения. На последнем моменте хочется остановиться подробнее, для чего, помимо уже названных лекций, будет привлечена книга О. «Путь разума в поисках истины». Автор этой книги прекрасно понимает, что против него могут быть выдвинуты обвинения в пантеизме, в связи с его учением, а потому стремится опровергнуть их заранее, для чего прибегает к своим излюбленным методам апологетики –  софизмам и прямой лжи. В девятой части названной выше книги «Происхождение мира», во второй главе под названием «Христианское понимание мира», он дает следующее определение пантеизма:

«Таким образом, в данной богословской интерпретации тварный мир не является чем-то абсолютно внешним и тем более чуждым для Бога, настолько противоположным Ему, что Бог не может даже соприкасаться с ним, как это следует из дуалистического мировоззрения или, например, учения Филона Александрийского. Также мир не является и эманацией, или порождением Божественной природы (сущности), как это свойственно понимать пантеизму. Ибо в таком случае не остается, фактически, ни Бога, ни мира как различных реальностей. Мир - это и не мираж, не призрак, не "мыльный пузырь", как его понимает меонизм. По христианскому учению, мир предстает, с одной стороны, неразлучно и нераздельно соединенным со своим Творцом, поскольку является "осуществлением" Его вечных, нетварных энергий, с другой - он, как непричастный природе (сущности) Бога, не сливается с Ним, обладая своей природой и сохраняя свою идентичность».

Однако, как замечает в другом месте сам О., разновидностей пантеизма  много, а потому  следует выделить то общее, что присуще им всем. Этим общим для всех пантеистических систем будет отсутствие непреодолимой природной границы между тварью и Творцом, что означает причастность тварной природы к нетварной. И именно на этот предмет и следует проверить то, чему учит О.  А учит он тому, как видно уже из приведенной цитаты, что мир «является "осуществлением" Его вечных, нетварных энергий». Но ведь, как известно, по учению свт. Григория Паламы, преданным последователем  которого О. себя представляет,  энергии Бога, как и Его сущность, есть Сам Бог, и потому, по - Осипову, получается, что тварный мир есть ни что иное, как осуществление Богом Самого Себя в небытие! Но, если так, то уже только в силу своего происхождения мир неотделим от Бога, поскольку есть Сам Бог, но только в ином Своем бытие, или, по - другому,  в инобытие, которым стало небытие.  Но как же Сам Бог может быть непричастен собственной же природе, даже если и перешел в инобытие, если Он и в этом инобытие остается неотделимым от Своих энергий, на чем настаивает сам О.?! Таким образом у О., как бы он не старался это скрыть, нераздельно и неслитно пребывают тварная и нетварная природы, которые обе есть Сам Бог. И это не пантеизм?!

 В связи с этим к О. возникает еще один вопрос – а как в принципе мог повредиться тварный мир, когда он нераздельно соединен со своим Творцом и по сути дела и есть Сам Творец?! Желание задать этот вопрос только усиливается при дальнейшем чтении:

«Этот "халкидонский" принцип неслитного, неизменного, нераздельного, неразлучного единения Бога с Своим творением проходит через всю историю мира и осуществляется в ней на трех различных уровнях. Первый - творение мира, где единение с Богом по "халкидонскому" принципу находится на уровне причастности мира энергиям Бога, но не Его сущности. Второй - Боговоплощение, где по тому же принципу происходит соединение уже самих природ: Божественной и тварной человеческой во Иисусе Христе. Третий - всеобщее воскресение, новое небо и новая земля (От. 21:1), восстановление всего, когда единение Бога со всем человечеством и всем творением достигнет предельно возможной степени, когда Бог будет "все во всем" (1 Кор. 15:28)».

Но разве «предельно возможная степень единения», когда понимать его «халкидонски», не есть единение природ? Жалкая попытка О. противопоставить «халкидонский» принцип причастности мира божественным энергиям, «халкидонской»  причастности природ, божественной и тварной, не выдерживает никакой критики, поскольку нераздельность с божественными энергиями является нераздельностью и с самой сущностью, по причине нераздельности сущности и энергии.  Такое впечатление, что О. просто стремится скрыть истинный смысл своего учения!

Кроме того, как можно говорить о «халкидонском принципе» в отношении тварного мира, возникшего из небытия, когда «халкидонски» можно соединиться только с тем, что уже существует? Таким образом, О. надо будет либо отказываться от своего учения, либо признать, что небытие есть самостоятельная сущность. Но, в таком случае, его  выбор может быть только между дуализмом, который Церковь знает как манихейство, и пантеизмом.  Мы же отметим, что в своем «богословии» О. умудрился «вляпаться» как в пантеизм, так и в дуализм, и пребывает, таким образом, между  пантеизмом и манихейством (который тоже разновидность пантеизма!), хотя и прикрывается христианством. Обратимся, однако же, к приведенным ранее словам профессора:

«По христианскому учению, мир предстает, с одной стороны, неразлучно и нераздельно соединенным со своим Творцом, поскольку является "осуществлением" Его вечных, нетварных энергий, с другой - он, как непричастный природе (сущности) Бога, не сливается с Ним, обладая своей природой и сохраняя свою идентичность».

А для их правильного понимания приведем еще одну цитату из второй главы девятой части названной ранее книги:

«Все приведенные высказывания содержат, по существу, одну и ту же мысль. Творческие Божественные энергии (идеи "предвечной Софии", Божественное слово) "сообщили существенность" (сущностность, сущность) всему тому, что само по себе есть ничто: материи, космосу, духам, включая и венец творения - человека. Тварный мир явился осуществлением Божественного знания вещей, Божественные энергии стали основой бытия "вещей", их "субстанцией". Следовательно, космос без субстантивирующей его Божественной энергии есть ничто, небытие. Бытие мира зиждется исключительно на силе, энергии Божественного слова: "И сказал Бог: да будет... И стало так!" "Ибо все из Него, Им и к Нему" (Рим. 11:36). Таким образом, в основе мира лежит не какая-то вечная материя, но нетварная, духовная идея Бога о мире, Его энергии, и в этом смысле "Бог есть и называется природой всего сущего"».

Итак, божественные энергии у О. являются идеями некой «предвечной Софии», что и есть самая сущность платонизма – вера в самостоятельное существование мира идей! Чтобы не быть обвиненным в оклеветании «великого богослова», освободившего Православие от «католического пленения», стоит обратиться к такому знатоку платонизма, как В.Ф. Асмус, который в своей книге «Платон» пишет следующее:

«Так как мир чувственных вещей занимает, по Платону, «серединное» положение между областью бытия и небытия, будучи порождением обеих этих областей, то он в какой-то мере соединяет в себе противоположности, он – единство противоположностей: бытия и небытия, тождественного и нетождественного, неизменного и изменчивого, неподвижного и движущегося, причастного к единству и множественного».

Ну и какая разница между учением Платона, кратко сформулированным авторитетнейшим в научном мире В.Ф. Асмусом, и учением О.? Да никакой, ибо и по - Осипову «Божественные энергии стали основой бытия "вещей", их "субстанцией"». Бытие и небытие в платонизме есть единство двух противоположностей, и потому и о них вполне можно сказать, что они соединены «халкидонски», в том смысле как понимает это О., как о соединенных друг с другом неслитно и нераздельно.  При этом совершенно непонятно почему слова “вещи”» и “субстанция”  взяты О. в кавычки…Такое впечатление, что профессор не знает  того, о чём сам же и говорит, поскольку  понятно, когда говорится о «бытие вещей», но совершенно бессмысленна фраза «бытие “вещей”»? Что это за “вещи,” и чем они отличаются от вещей, под которыми в общем смысле понимается всё то, что имеет самостоятельное существование?  Впрочем, не исключено, что профессор сознательно запутывает следы на тот случай если, вдруг, его обвинят в пантеизме! В самом деле, ведь Бог создал вещи, а у профессора речь о “вещах”!

Впрочем, разница между платонизмом и осиплянством все же есть, но она только в том, что в отличии от учения П., которое при всей его ложности отличается целостностью,  продуманностью, проработанностью  до мелочей, учение О. эклектично, и слеплено, что называется, на скорую руку по принципу –  косо - криво, лишь бы живо!  Кроме того, П. заблуждался добросовестно, и в своих рассуждениях не допускал софистики, презирая её, как всякий уважающий себя философ. О. же действует исключительно софистикой, и даже прямой ложью, выдавая свою смесь манихейства и платонизма за истинное православие. Таким образом, эта разница никак не свидетельствует в пользу «великого богослова», поскольку говорит о его сознательном богоборчестве.

Стремясь всячески унизить ту часть православного вероучения, которая учит о существовании правовой (юридической) стороны в отношении между человеком и Богом, в своей лекции «Западное правовое понимание»  профессор пишет следующее:

«Оказывается, ради справедливого прощения нас Он должен перенести наказание (какое нужно перенести нам), и только после этого теперь Он с правдой и любовью сможет простить нас! Т.е.только после того я смогу простить своего обидчика, когда сам за него отсижу в тюрьме, например, 20 лет, и только тогда я смогу его простить. Вот какова абсурдность правовой точки зрения на Жертву Христову».

О., конечно же, полагает, что этими словами он опроверг юридическое понимание Искупления ввиду, якобы, его абсурдности. Но, позволено будет спросить, а с какой же точки зрения заявляет О. о абсурдности правового понимания, как не с правовой же?!  Ситуация, когда некто  решил отсидеть за своего обидчика 20 лет в тюрьме, ради того, чтобы его простить, абсурдна только с правовой точки зрения и более ни с какой другой. Таким образом, и здесь софистика – правосудие опровергается исходя из самого принципа правосудия! Но это лишний раз доказывает только то, что юридическая оценка присуща людям настолько, что отказаться от неё невозможно оставаясь человеком. И только переход в животное или растительное состояние делает эту сторону человеческой жизни излишней. К чему же тогда призывает О., как не к переходу в животно - растительное состояние?!

Кроме того, в обычной жизни обидчик зачастую наносит вред обиженному им, тогда как человек Богу своим грехом вреда нанести не может. Но, тогда и необходимость принять на себя вину обидчика возникает исключительно из интересов самого обидчика, а не оскорбленного им. В таком случае, что же тогда движет оскорбленным, как не любовь к оскорбителю? Как ему, оскорбленному, еще показать тяжесть греха, совершенного обидчиком, как только добровольным страданием за его преступление? Неужели же О. никогда не слышал этих слов: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15,13)? Ну и в каком случае мы имеем действительную любовь, а не безразличие? Когда не претерпевший вреда от обиды прощает обидчика, или когда он ради того, чтобы тот покаялся в своем грехе, ради собственного же спасения, принимает на себя положенное тому наказание?  Впрочем, вопрос этот риторический, и остается только подивиться, что такой апологет любви, как О., не видит столь простой вещи. А потому и никакой он ни апологет любви, а проповедник безразличия под видом любви, вполне в буддийском духе.
В связи с этим интересны совпадения учения О. о грехе, с отношение к греху у буддистов. Вот отрывок из книги В.А. Кожевникова «Буддизм в сравнении с христианством», стр. 732, 733:

«На первый взгляд это может показаться неосновательным: ведь Будда так часто, так настойчиво взывает избегать нравственных проступков, а в покаянии полагает чуть ли не единственное скудного подобия культа, организованного им в санге. Все это – факт, но дело – в смысле факта, в его идейном и этическом обосновании. Как подлинного слова «грех» нет в буддийском писнии, так и в буддийской дхамме (доктрине – прим. авт. статьи) нет подлинного понятия греха. … Грех – не простой проступок против временной, местной и условной концепции нравственной безопасности, грех – преступление абсолютного, безусловного закона добра, закона, из такого же, высшего источника исходящего, ибо «без закона грех мертв», говорит ап. Павел (Римл. 7-8). …Нравственный проступок ведет совершившего его к невыгодным, вредным для него последствиям, но исключительно в силу естественной связи следствия с причиной, отнюдь не в силу нарушения абсолютных норм святости, ибо таковой в природе нет, а за природой или свыше ея, ничего положительного не существует (для буддиста – прим. авт. статьи)».

Да ведь это просто калька с осиплянства, хотя, конечно, скорее наоборот! Грех и в буддизме и в осиплянстве одинаково просто неправильный поступок, вроде как  неосторожность, приведшая к  получению ожога, но никак не подлежащее суду деяние, за которое совершивший его несет правовую ответственность. У буддистов подобный подход по причине отрицания существования Бога -Творца, а у О. потому, что его бог безразлично наблюдает за тем, как грешник, выражаясь образно, ломает себе шею.

Это  насквозь лживое учение о том, что правовое понимание греха пришло в Православие из католицизма, легко опровергнуть цитатами из труда преп. Симеона Нового Богослова, годы жизни которого,  с 949 г. по 1022 г., прошли именно в Константинопольской Церкви еще до того, как христиане разделились на православных и римо – католиков, что случилось в 1054 году. И пусть лживый софист О. докажет, что разделение это произошло по причине юридического и неюридического понимания Искупления. Да такого «апологета любви», как О., с одинаковым удовольствием отправили бы на костёр, как в Константинополе, так и в Риме, когда бы свое учение он стал выдавать за христианство.  Однако же обратимся к тому, о чем пишет святой в его труде «Слова» , в Первом слове:

«Первозданный Адам, будучи в раю, впал, по внушению змия, в гордость и, возмечтав быть богом, как сказал ему диавол, вкусил от древа, от которого Бог повелел ему не ясти. За это предан он великим карам – тлению и смерти, для смирения гордыни его. Но когда Бог осуждает на что, то дает и приговор, и приговор Его становится делом, и карою вечною, и уже никакой нет возможности уничтожить эту кару, бывающую по Божескому определению. ...И вот, как видишь, приговор Божий пребывает навсегда карою вечною. И стали мы люди все и тленны, и смертны, и нет ничего, что могло бы отстранить сей великий и страшный приговор. Когда же нет возможности отстранить этот приговор, то какая после этого польза от мудрости или от богатства, или от власти, или и от всего мира? Сего ради Всевышний Сын Божий, Господь    Иисус Христос пришел, чтоб смириться вместо Адама, – и действительно смирил Себя даже до смерти крестной. …Таким образом Бог, Который есть несравненно выше всего видимого и невидимого творения, восприял естество человеческое, которое есть выше всего видимого творения, и принес его в жертву Богу и Отцу Своему. Устыдившись такой жертвы, скажу так, и почтив ее, Отец не мог оставить ее в руках смерти, почему уничтожил приговор Свой и воскресил из мертвых во-первых и в начале Того, Кто дал Себя в жертву, в искупление и взамен за сородных ему человеков, – а после, в последний день скончания мира, воскресит и всех людей. … Поелику таким образом крест соделался как бы жертвенником сей страшной жертвы, ибо на кресте умер Сын Божий за падение людей, то справедливо крест и чтится и поклоняем бывает, и изображается как знамение общего всех людей спасения, чтобы поклоняющиеся древу креста освобождались от клятвы Адамовой и получали благословение и благодать Божию на делание всякой добродетели. Для христиан крест – величание, слава и сила, ибо вся наша сила в силе распеньшегося Христа; вся грешность наша умерщвляется смертию Христа на кресте, и все возвеличение наше и вся слава наша в смирении Бога, Который до того смирил Себя, что благоволил умереть даже между злодеями и разбойниками. По сей-то причине христиане, верующие во Христа, знаменуют себя знамением креста не просто, не как попало, не с небрежением, но со всем вниманием, со страхом и с трепетом и с крайним благоговением».

Ну и что же, и после этих слов кто - то будет утверждать, что правовое понимание Искупления пришло от католиков? И Ветхий Завет, он что, тоже католиками написан? Нагромождающий ложь на ложь О. тогда уже не католиков в измышленном им «юридизме» должен обвинять, а ветхозаветных пророков, ибо оттуда, а не от католиков весь этот «юридизм»! Но О. в данном случае, обвинением католиков, демонстрирует еще одно свое качество – кроме того, что он софист и откровенный лжец, он еще и манипулятор! Ибо знает и о православной ревности, и о том, что католиков православные недолюбливают, и о том, что в этих отношениях многие заходят слишком далеко, не ограничиваясь теми обвинениями, которые римо - католикам выдвигала Православная Церковь,  никогда не отрицавшая  того, что католики, средневековые по крайней мере, при всех их заблуждениях, оставались христианами. Вот эту самую ревность, что не по разуму, О. и использует для манипуляции неразумными, когда обвиняет католиков в изобретении «юридизма», отчего неразумные ревнители Православия, в своей слепой критике католицизма, оказываются за пределами христианства вообще,  вместе с буддистами, платониками и манихеями. Печальные плоды ревности не по разуму, но, увы, совсем не новые! И начало всех идей излагаемых О., оно не в буддизме, платонизме или манихействе, оно куда старше их! Ибо начало всех ересей положено древним змеем еще в Эдемском саду вот этими вот словами, подтолкнувшими Еву вкусить от плодов дерева познания добра и зла, о чем в книги «Бытие» написано так : «И сказал змей жене: нет не умрете, но знает Бог, что в тот день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло».

 Но разве не тому же самому учит и профессор МДА А.И. Осипов, когда отрицает юридическую силу заповедей, данных Богом? И разве не «доказал» уже он с помощью откровенной лжи, что тварное и нетварное соеденены между собой неслитно и нераздельно, составляя тем самым природно - единый организм, существующий по одним и тем же природным законам, в связи с чем весь тварный мир, как единое, вполне может быть назван не просто богом, а Богом, в том смысле, который вкладывается в это слово, когда оно пишется с заглавной буквы. А как же вы хотите, когда он учит, что вся тварь вообще, это осуществление энергии Божией?  Когда он учит, что божественные энергии (т.е. Сам Бог) являются субстанциями вещей?  Но энергия Божия, согласно учения свт. Григория Паламы, есть Сам Бог, поскольку нетварна и неотделима от Него.  А это значит, что и в словах о том, что О. является продолжателем дела древнего змея, содержится одна только правда.  Да и чему тут удивляться,  когда сказано: «Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (Лк. 18,8) . Ведь если нет веры во Христа и в Его учение, если Бог не признается Судией на том основании, что это, якобы, антропоморфизм, то это значит только одно – дело древнего змея побеждает, и проповедь человекобожия идет уже от лица Церкви! 






 
Tags: А.И. Осипов
Subscribe

  • Лукавый Алёшка

    ОДНОЙ НОГОЙ В МОГИЛЕ... И В АДУ. Профессор Осипов на службе у антихриста. (ВИДЕО) » Москва - Третий Рим…

  • Софист Осипов и Святая Троица

    Прослушал часть видеолекции проф. МДА А.И. Осипова, в которой он разъяснял мусульманам христианское учение о Святой Троице. Видеолекция выложена на…

  • Несторианство в Московском Патриархате

    Смотреть 1 ч. 25 мин. - 1 час 27 мин. Источник несторианства в МП давно известен - это МДА. А лицом, воплощающим несторианскую ересь в МП, и это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments