Геронтий (gerontiey) wrote,
Геронтий
gerontiey

Categories:

Учение проф. МДА А.И. Осипова о грехе. Часть 4. Проповедь гилозоизма

В четвертой части рассматривается лекция А.И. Осипова «Понятие греха: три разных смысла».

Прежде, чем рассуждать о трех смыслах понятия «грех», следовало бы сформулировать его в начале, чего О. не делает, применяя, таким образом, свой излюбленный софистический  прием – умолчание.

«И первое понятие греха – это повреждение человеческой природы в результате личного греха прародителей. И это повреждение заключается в трех вещах – тленность, смертность, страстность. Наша природа, и природа всей твари стала уязвимой – можно убить любое животное, срубить любое дерево и т.д. Все стало уязвимым».

Что же  по сути, сказал О., если отбросить софистику?  Грех, это повреждение человеческой природы, вследствие личного греха прародителей – вот что он сказал! Тут две софистических вещи – последствия греха отождествляются с самим грехом; определение понятия «грех», дается через него же само! Тогда только остается спросить – а что же такое личный грех? И какой еще бывает, кроме личного?  В Пространном Катехизисе свт. Филарета Московского, в 154 статье,  написано: «Грех – это преступление закона». А в Первом послании  святого ап. Иоанна можем прочесть: «Всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие»( 1Ин. 3:4).  Итак, первородный грех это первое преступление, нарушение первой заповеди, данной прародителям в раю. И именно это понятие О. всячески старается замолчать!

Но, что же такое повреждение природы, о котором О. много говорит, и можно даже сказать, что это самое сердце его учения о грехе? Сам профессор учит о тленности, смертности и страстности, которые, однако же,  являются не самим повреждением, а только его признаками. Но сущность самого этого повреждения, она в чём?  Когда человек заболевает гриппом, то у него наблюдается повышение температуры, ухудшение самочувствия, вялость и т.д.  Но ведь причина - то этого вирус гриппа, а потому всё остальное только признаки, которые могут наблюдаться и при других заболеваниях. Однако же О. ничего здесь не разъясняет,  как, впрочем, и везде. Умолчание, как уже отмечалось, один из наиболее любимых софистических приемов О. Следует еще обратить внимание на следующие слова: «Наша природа, и природа всей твари стала уязвимой – можно убить любое животное, срубить любое дерево и т.д. Все стало уязвимым».

Итак, вследствие повреждения человеческой природы, учит О., повредилось вообще всё, всякая живая и неживая природа сделалась «уязвимой», так же как и природа человека, т.е. оказалась тленной и смертной.  В принципе тут нечему было бы удивляться поскольку, как известно, Адаму было сказано: «проклята земля за тебя» (Быт. 3,17). Однако же мы ведь имеем дело с т.н. антиюридическим «богословием», объявившим юридическую сторону отношений между Богом и человеком антропоморфизмом, и проповедующему некий единый организм Творца и твари, а потому повреждение всего и вся здесь, следствие нарушения природных законов, совершенного  прародителями. Можно сказать,  что повредив свою природу, согласно этому учению, Адам и Ева, по причине связи всего со всем, вызвали повреждение всего вообще. Таким образом, если ранее  камень, например,  был вполне себе нетленен и не мог быть разрушен, теперь, по причине всеобщей поврежденности, стал подвержен ветровой эрозии. И тут учение О. вплотную приближается к учению митр. Антония ( Блума) о всеобщей одушевленности сущего, именуемого гилозоизмом. Вот какое определение дает ему БСЭ:

«Гилозоизм
(от греч. hyle, здесь — вещество, материя и zoe — жизнь)
философское учение об универсальной одушевлённости материи (термин был введён впервые в 17 в.). В истории философии Г. встречается у самых её истоков — в ионийской школе натурфилософов (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен); к Г. были близки Гераклит, Эмпедокл, стоики. Элементы Г. содержались в учении Аристотеля. В эпоху Возрождения Г. вновь появляется в учениях итальянских натурфилософов (Б. Телезио, Дж. Бруно), Т. Парацельса и др. Спиноза рассматривал мышление как  свойство, присущее всей природе, как атрибут материи. Вслед за ним ряд французских материалистов 18 в.(Дидро, Робине, Дешан) признавалвсеобщую одушевлённость материи. Точку зрения, близкую Г., защищал Э. Геккель. По Г., жизнь и, следовательно, чувствительность присущи всем вещам в природе, всем  формам материи. В противоположность этому диалектический материализм рассматривает ощущение как свойство только высокоразвитой органической материи».

Нетрудно заметить, что нижеприведенный отрывок из труда митрополита «Православная философия материи» вполне согласуется с определением, данным термину «гилозоизм»:

«Мы говорим о мертвой материи, об инертной материи, потому что сами ослеплены и нечувствительны к жизни вещей и материя представляется нам тяжелой, непроницаемой и безжизненной. Но для Бога она вовсе не такова. Бог все создал таким, что оно способно жить и радоваться в Нем. Это не означает, что у предметов есть такого же рода сознание, какое есть у нас, но можно ли утверждать, что тот разум, то сознание, которое есть у нас, — лучше, глубже, более восприимчиво к Богу, чем какое-либо другое возможно существующее сознание? Все творение существует в Боге, все способно познавать своего Господа, способно радоваться на своего Спасителя и способно сиять, отражать свет Самого Бога».

Если это учение не есть учение о творении всего  из сущности Самого Творца, то что же тогда оно такое?! Если учение о том, что  камень, способен «познавать своего Господа» это не пантеизм, учащий о единой природе твари и Творца, тогда что же такое пантеизм?! И если тут речь не о едином организме, составленным из Творца и твари, тогда что же такое монизм?! А монизму, если воспользоваться «Философским академическим словарем» дано следующее определение:

«МОНИЗМ (от греч. monas – единственность)
учение о всеединстве, согласно которому действительность едина и в осн. своем качестве однообразна. Сущность этого качества толкуется по-разному, поэтому нужно различать множество видов монизма, изкоторых большая часть, конечно, выступает под иными названиями (Христиан Вольф называл монистами прежде всего тех, кто признает только одну осн. субстанцию), напр. монизм неразличимости в основе мира(философия тождества); монизм божественной субстанции (пантеизм, панентеизм), монизм (все-) жизни(гилозоизм, панвитализм); монизм (всеобщего) одушевления: а) объективно – панпсихизм, б) субъективно – психомонизм; монизм сознания (имманентная философия, феноменализм, экзистенциализм, психологизм, солипсизм, субъективизм); монизм мышления, или духа (идеализм, панлогизм, спиритуализм); монизмматерии (материализм, натурализм); монизм энергии (динамизм, энергетизм); монизм (абстрактных) связей(формализм, функционализм). См. также Дуализм, Плюрализм.
Философский энциклопедический словарь. 2010».

После этого, как еще именовать О., вместе с митр. Антонием и им подобными, как не квазиправославными монистами, пантеистами, панентеистами, гилозоистами, и прочая? И только в связи со всем этим можно и понять факт того, что юридическая сторона взаимоотношений между Богом и человеком отвергается, как плод древнего невежества. Если всё в Боге, а Бог во всём, включая и познающий Бога камень, то как же тут Богу быть Судией?  А иначе, получается, что Он судит Себя Самого. И не надо обманываться тем, что это антиюридическое богословие употребляет слова «тварь» и «творец», поскольку несут они уже другой смысл, и поскольку под ними понимается одна и та же природа.

Для разъяснения же сути  повреждения природы, о которой О. много говорит, но ничего не разъясняет, обратимся к св. Симеону Новому Богослову, авторитет которого вполне позволяет называть его учителем Церкви. В своем труде «Слова», в Слове первом, он пишет следующее:

«1. Первозданный Адам, будучи в раю, впал, по внушению змия, в гордость и, возмечтав быть богом, как сказал ему диавол, вкусил от дерева, от которого Бог повелел ему не ясти. За это предан он великим карам – тлению и смерти, для смирения гордыни его. Но когда Бог осуждает на что, то дает и приговор, и приговор Его становится делом, и карою вечною, и уже никакой нет возможности уничтожить эту кару, бывающую по Божескому определению…Надобно знать, что как человек имеет тело и душу, то смертей у него две: одна – смерть души, другая – смерть тела, равно как и два безсмертия – душевное и телесное, хотя то и другое в одном человеке, ибо душа и тело – один человек. Так душою Адам умер тот час, как только вкусил, а после, спустя девятьсот тридцать лет, умер и телом. Ибо как смерть тела есть отделение от него души, так смерть души есть отделение от ней Святого Духа, которым осеняему быть человеку благоволил создавший его Бог, чтоб он жил подобно Ангелам Божиим, кои, будучи всегда просвещаемы Духом Святым, пребывают неподвижными на зло. По этой потом причине и весь род человеческий соделался таким, каким стал чрез падение праотец Адам, - смертным, то есть по душе и по телу».

Итак, сущность того, что О. называет повреждением человеческой природы, заключается в том, что Бог перестал благоволить человеку, вследствие чего прекратилось просвещение человека Святым Духом. И именно отсюда произошли тленность, смертность и страстность. Однако же сама по себе человеческая природа нисколько не изменилась, и именно поэтому всякий человек ответственен за свои поступки, точно так же, как и прародители.  В этом отношении разговоры О. про поврежденную природу весьма подозрительны, поскольку похоже на то, что благодать  Святого Духа присущую человеческой природе до грехопадения, он считает её природным свойством.

«И эту поврежденность природы вследствие грехопадения отцы называли по-разному. Например, Макарий Египетский называл наследственной порчей, Василий Великий называл первородным повреждением. У нас неудачно перевели выражение блаж.Августина «пеккатум оригинале», что надо было бы перевести «грех происхождения», и назвали «первородный грех».

Кто и чего у нас неудачно перевел? Где и кто отождествлял последствия первородного греха, с самим грехом?  Профессор как будто издевается над своими учениками, поскольку ни кто другой, а он сам отождествил первородный грех, с его последствиями! Кроме того, неужели О. неизвестно, что слова и выражения могут использоваться и в не точном значении, в зависимости от контекста? В этом смысле и последствия первородного греха могут именоваться первородным грехом, что никак не отменяет учения Церкви о том, что грех есть беззаконие. Но О. как раз против этого учения и ополчился, что всячески скрывает, и потому сознательно запутывает то, что брался разъяснять! Для того, чтобы не заблудиться в профессорских словесных хитросплетениях, вновь обратимся к св. Симеону Новому Богослову, которой в упомянутом ранее уже Первом слове говорит следующее:
« И вот, как видишь, приговор Божий пребывает навсегда карою вечною. И стали мы люди все и тленны, и смертны, и нет ничего, что могло бы отстранить сей великий и страшный приговор. Когда же нет возможности отстранить этот приговор, то какая после этого польза от мудрости или богатства. Или от власти, или и от всего мира?».

Итак, несмотря на то, что потомки Адама сами не являлись участниками первородного греха, саму поврежденность природы в себе самих, они унаследовали по приговору Божьему, а потому и оказываются виновными. О. же учит, что наследуется только поврежденность, которая у него, одновременно, и грех.

«И понятно ли, что не м.быть виновен предок за грех какого-то прародителя? Это очевидно. Вот, например, мысль прор.Иезекииля: «Вы говорите, почему же сын не несет вины отца своего? Потому что сын поступает законно и праведно. Все уставы Мои соблюдает и исполняет их. Он будет жив. Душа согрешающая – она умрет. Сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына. Правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается». Т.е.это очевидные вещи, так что для меня непонятно это утверждение целой богословской системы, когда преступление Адама возлагается на весь род человеческий – мне непонятно, как это можно сделать вопреки всему – и свидетельствам Св.Писания, и вопреки нравственной очевидности. И тем не менее, мы все-таки найдем это и в наших, я бы сказал, богословских  сочинениях».

Опять софизм. Пророк говорит, что потомок (у О. почему-то предок?!) тогда не несет вины за грехи предков, когда поступает «законно и праведно», т.е. согласно внешнему закону, всякое значение за которым О. прямо отрицает. А если же продолжает грехи своих предков, тогда существуют другие слова: «Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого [рода], ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои (Исх.20:5-6)». Понятно, что за грехи отцов дети наказываются только тогда, когда являются продолжателями их дел. Но, похоже, что в данном месте О., вдруг, забыл, что Бог по его учению никого не наказывает,  а потомки наследуют поврежденность природы, доставшуюся им от предков. В связи с чем и возникает вопрос. А чем поможет тогда праведная жизнь, если природа уже повреждена? Если же её можно исправить праведной жизнью, то почему никто из праведников так и не достиг первоначального состояния неповреждённости? Но спрашивать об этом у профессора, как и у его адептов, совершенно бессмысленно, ибо ответом будет всё та же софистика.

Еще один момент. Разве не во времена ли пророка Иеремии были отведены иудеи в В+
авилонский плен? Ну и как же быть тогда с детьми, родившимися в плену? За что они оказались наказанными жить среди язычников? За что лишились возможности приходить в Храм и совершать жертвоприношения? Ответ один – за грехи родителей, при том, что лично ни в чем не виноваты. Но, если же они поступали законно и праведно, то не вменял Господь им вины народа, к которому они принадлежали, подтверждением чего и служит история с тремя отроками, спасенными прямо в печи огненной среди разожженного пламени от которого погибли сами поджигатели.  Таким образом, отметим, что О. берет из Писания только то, что может перетолковать в свою пользу, совершенно игнорируя как связь отдельных частей Писания с его общим контекстом, так и то, что его не устраивает.

Нельзя и не обратить тут внимание на слова: «…для меня непонятно это утверждение целой богословской системы, когда преступление Адама возлагается на весь род человеческий – мне непонятно, как это можно сделать вопреки всему – и свидетельствам Св.Писания, и вопреки нравственной очевидности». Насчет свидетельств Писания, так это прямое вранье, ибо, например, дети родившиеся в Вавилонском плену в грехах родителей не участвовали, но, тем не менее, оказались наказанными вместе с ними. И почему тогда этот факт у О. не вызывает возмущения, когда он точно так же, как и в случае с преступлением Адама, «вопреки нравственной очевидности»?  И как должно быть, согласно этой «нравственной очевидности»? Неужели же следовало изымать у родителей детей и, как ни в чем не виновных, отправлять обратно в Иерусалим?! Идиотизм, скажите?  Согласен. Но он ничуть не больше того, когда О. удивляется тому, что за первородный грех пострадали все потомки Адама. А куда их, потомков Адама, надо было изымать? Наверное, в Царство Небесное, куда же еще? И что, тогда бы Каин не совершил преступления против той же самой заповеди?

Есть еще один момент, который не может не вызывать смеха, ибо О. своей «нравственной очевидностью» выпорол сам себя, и даже того не заметил. В самом деле, в самой первой из рассматриваемых лекций, которая вообще самая первая в его конспекте, профессор обрушился на нравственно-обрядовую сторону христианства, утверждая, что она противостоит духовной стороне, а тщательное следование ей доводит человека до сатанинской гордыни! Уже тогда была  отмечена невозможность противопоставления духовного и нравственного, как одной и той же самой вещи. И что теперь? Теперь эта самая «нравственная очевидность» довела О. до той самой сатанинской гордыни, которую он так обличал! Ибо, что же еще, как не эта гордыня, заставляет его искажать учение Церкви и обманывать учеников? Но как же вещь нравственная может стать причиной гибели человека? Может, когда она важна не сама по себе, а как средство обмана окружающих. Так было и с фарисеями, которых Спаситель обличал как все делающих напоказ, так произошло с О. для которого эта самая «нравственная очевидность» только повод для самопревозношения. И именно потому в одних случаях она у него проявляется, а в других молчит.

Состряпав очередное «доказательство» О. принимается рассуждать о родовом грехе.

«Это унаследование человеком черт рода, унаследование тех греховных страстей, крые возникли у предков в силу совершенных ими грехов, особенно тяжелых. Некрые вещи можем оч.легко наблюдать – напр., врожденный алкоголизм. Но точно так же могут передаваться не т.телесные, но и духовные болезни – врожденная завистливость, врожденная гневливость, воровство, врожденная злоба – чуть ли не страсть прямо к убийству и т.д. Недаром в христианской литературе осталось библейское выражение «род Каина» или «род каинитов».И эта наследственность (не т.отрицательная, но и положительная – ведь вы обращали внимание, что многие жития святых начинаются с указания на их благочестивых родителей, т.е.м.быть наследственная склонность и к добру, к добродетели) – эти наследственные свойства души, так же, как и телесные свойства – могут передаваться».

Что касается врожденного алкоголизма, то это еще факт недоказанный, хотя, конечно, отрицать врожденные болезни невозможно, только вот причем тут повреждение природы? Судя по всему, профессор богословия незнаком с основополагающими понятиями святоотеческого богословия, а потому и несет такую несусветную чушь! Все, о чем говорит профессор, будет относится не к самой природе, а к её акциденциям, а потому человек и не перестает обладать свободной волей и быть ответственным за свои поступки. А у профессора же получается, что не только врожденный алкоголизм бывает, но и врожденная тяга к воровству, за что человек тогда отвечать уже не может! Но это ведь ни что иное, как материалистическое учение о том, что бытие определяет сознание...Таким образом, нет никакого преувеличения в том, что ранее О. был назван учеником Фейербаха.

Измышлен им и родовой грех, когда следовало бы говорить о родовом наследовании наказания потомками Адама. Профессор, опять же, всё сводит к последствиям для потомков повреждений природы, нанесенных ей родителями. Но, во-первых, никакие повреждения природы не касаются духа человека, его личной свободы в выборе между добром и злом, о чем уже было сказано, и что можно видеть на примере Авеля и Каина. Можно еще добавить и пример с тремя отроками, которые, как оказалось, были исключительно здоровыми в духовном отношении людьми, причем, до такой степени здоровыми, что это здоровье именуется уже святостью. Кроме того, очевидно, что пребывание в плену и есть их родовой грех, а точнее наследованное наказание еврейского народа, как раз заключался в общенародной вине иудеев, к которой они лично, и это очевидно, причастны не были, а потому никакого ущерба для себя лично и не понесли. И какой же вред понесли те из потомков Адама, что жили праведно? После смерти души их оказывались хотя и в аду, но в том месте, где не испытывали адских мучений, а после воскресения Христова были выведены Им оттуда в Царство Небесное, где и пребывают в ожидании вечного блаженства, лишить которого их уже никто не может! Интересно было бы узнать, что по этому поводу О. нашептывает его «нравственная очевидность»! Кстати, а откуда, в мире, где господствуют только лишь природные законы, возьмется эта самая «нравственная очевидность»?

Далее О. переходит к рассмотрению личного греха:

«Для неправославного сознания грех – это нарушение воли Божией, края по отношению к человеку является внешней, совне данной (как государственные, юридические законы, крые существуют вовне). Примитивизм этого сознания заключается в том, что сама воля Божия и заповеди Божии и само понятие греха рассматривается по тому же самому примитивному принципу – что от Бога совне даются заповеди. И грех – это нарушение совне данных мне повелений. Таково языч.представление».

Но никакая тварная природа не причастна  к природе Бога, и в этом отношении вся тварь пребывает вне Бога. Однако же, одновременно, совсем вне Бога пребывать нельзя, ибо тварь нуждается в Нём, как в источнике своей жизни. Но в Боге, как известно, различаются сущность(природа) и энергии, и тогда, значит, говоря о причастности твари к Богу мы говорим о причастности к Его энергиям, или, что более привычно для нашего слуха, к Его благодати. Но эти энергии, они что, разве природно пребывают внутри человека? Разумеется, что нет, поскольку человек ведь не Бог. Тогда как же им проникнуть внутрь человека, как не совне? И почему это «неправославное сознание»? И у кого же тогда оно неправославно? Неужели же у ап. Иоанна Богослова? Или у Симеона Нового Богослова, и вообще у всех православных, кто избрал себе в учителя святых отцов, а не О.?  Для христиан  легче будет признать О. распоясавшимся от безнаказанности хамом, чье учение о грехе совпадает с учением индуистов, как было ранее показано, впавшим, к тому же, в ту самую сатанинскую гордыню, которую ищет у других.

«Идея оправдания на суде происходит из понимания греха как внешней по отношению к человеку законодательной силы».

Эти слова сказаны никем не будь, а профессором! И говорит он их перед лицом ни абы кого, а будущих пастырей и ученых богословов, которые намерены в будущим служить Христу своими учеными диссертациями! И вот, оказывается, что грех – это «внешняя законодательная сила»!  Впрочем, как говорят в таких случаях, оговорка вполне по Фрейду!

«Православное понимание греха – что грехом человек нарушает ту волю Божию, края существует во мне, сотворенном богозданном человеке. Я – богозданный человек, я как Его творение, и есть воля Божия. Поэтому грехом я себя разрушаю, врежу себе, уничтожаю себя. Грех есть осквернение и разрушение моей и души, и тела. Вот чем я нарушаю волю Божию, а не разрушаю какую-то внешнюю законодательную систему, и не Бога прогневляю. Ведь если бы мы своими грехами вызывали гнев Божий, то самым гневным существом на свете был бы Сам Господь Бог, Он бы непрерывно содрогался от гнева, если взять всю совокупность согрешений на земле, края совершалась и совершается непрерывно. Нет. Бог остается неизменной Любовью. Вот в этом принципиальная разница между православным и неправославным, нехристианским пониманием греха».

Воля Божия понимается О. как субстанция – «Я – богозданный человек, я как его творение, и есть воля Божия»… Вот это богословие! До этого открытия, совершённого маститым  профессором, в столь же почтенном учебном заведении, именуемым МДА, считалось, что воля это врожденная способность желать, о чем пишет преп. Иоанн Дамаскин в ТИПВ «Глава 22 О страдании и действии кн. 2»:

«Следует принять к сведению, что у души есть врожденная способность желать того, что согласно с ее природой, и сохранять все то, что этой природе существенно принадлежит; эта способность называется волей. В самом деле, всякое самостоятельное существо, стремясь к свойственному его природе и полному бытию, желает существовать, жить и двигаться согласно с умом и чувством. Поэтому такую естественную волю определяют следующим образом: воля есть разумное и вместе жизненное влечение, зависящее исключительно от естественных условий. Таким образом, воля есть простая, неделимая сила, единое, себе тождественное, естественное влечение ко всему тому, что составляет природу волящего; это влечение является одновременно и жизненным, и разумным, ибо влечения животных, как неразумные, не называются волей».

Очевидно, что под  «волей которая во мне» О.  понимает всего человека с его желанием, а потому и личный грех у него всё то же повреждение природы, но только не от предков доставшееся, а приобретенное собственными делами. Таким образом, грех есть повреждение природы, в котором человек виноват сам перед собой. Но, конечно же, вина перед самим собой юридических последствий не имеет, отчего можно сделать простой вывод о том, что в т.н. антиюридическом  квазибогословии человек сам себе бог!

« Православное понимание греха – что грехом человек нарушает ту волю Божию, края существует во мне, сотворенном богозданном человеке. Я – богозданный человек, я как Его творение, и есть воля Божия. Поэтому грехом я себя разрушаю, врежу себе, уничтожаю себя. Грех есть осквернение и разрушение моей и души, и тела. Вот чем я нарушаю волю Божию, а не разрушаю какую-то внешнюю законодательную систему, и не Бога прогневляю».

О. как будто неизвестно, что первородный грех привел к отпадению человека от Бога, о чем сам постоянно говорит, и потому той воли Божией, что была в нём до грехопадения, её более нет.  А потому и отождествлять себя с волей Божией, оснований у профессора тоже больше нет, даже исходя из его собственного учения. Впрочем, невежество и беспринципность профессора, отмечалось уже неоднократно. Но вот, что пишет св. Симеон Новый Богослов:

«Так душою Адам умер тот час, как только вкусил, а после, спустя девятьсот тридцать лет, умер и телом. Ибо как смерть тела есть отделение от него души, так смерть души есть отделение от ней Святого Духа, которым осеняему быть человеку благоволил создавший его Бог, чтоб он жил подобно Ангелам Божиим, кои, будучи всегда просвещаемы Духом Святым, пребывают неподвижными на зло. По этой потом причине и весь род человеческий соделался таким, каким стал чрез падение праотец Адам, - смертным, то есть по душе и по телу. Человека, каким создал его Бог, не стало более в мире, и возможности не было, чтоб стал кто-либо таким, каким был Адам до преступления заповеди. А необходимо было, чтобы такой человек был».

Таким образом, как человек может нарушить «ту волю Божию, которая во мне», когда ее в нём больше нет? Потому человек и смертен душой и телом, что сделался чужд благодати Божией, которая теперь вне его. И именно поэтому человек нуждается во внешнем законе. Об этом прямо говорит  преп. Симеон Новый Богослов во Втором слове:

«Так - тогда, в раю, не нужен был закон, ни писаный, ни духовный. Но после того, как человек вкусил от того запрещенного древа и умер горькою смертию, то есть отпал от Бога и подвергся растлению, - тогда, чтобы совсем не отпал он от всякого добра (так как зло сильно распространилось в роде человеческом и тиранило его насильственно, по причине бедственного расслабления, какому подвергся он вследствие растления), дан был ему закон, чтоб показывал, что хорошо и что худо. Ибо человек стал слеп, вышел из ума и обессмыслел, почему и имел нужду в научении, как написано в Псалмах: открый очи мои и уразумею чудеса от закона Твоего (Пс.118:18). Вразуми мя и научуся заповедем Твоим (73). Видишь, в какое жалкое состояние пришел человек и как потому имел нужду в писаном законе? Ибо после того, как пал он, не мог уже ведать даже и этого мира, если б прежде не был свыше от Бога просвещен ведением относительно его».

Внешний закон нужен не по причине грубости и невежества людей, поскольку это только следствия отпадения от Бога, но по причине самого отпадения, ибо человек «обессымыслел», как говорит преподобный, а до того ему даже и духовный закон не нужен был!   Кроме того, даже и раю,  Адам имел нужду в научении из вне, поскольку, очевидно, что никакого внутреннего закона, по которому ему нельзя было бы употреблять плодов с дерева познания добра и зла, в нем не было.  Таким образом, грех и был в первую очередь нарушением как раз внешнего закона, когда человек поверил диаволу, который тоже ведь действовал из вне! Конечно, при этом был нарушен и некий внутренний закон, ибо совесть не могла не обличать прародителей в том, что они не верят Богу.  Но именно против этого и восстает О., сам уподобляясь змею- искусителю!

Таким образом, учение О. о грехе, как нарушении  лишь некоего внутреннего закона вне всякой связи с внешним, не имеет под собой никакого основания, и не только не совместимо с христианством, но и откровенно  враждебно ему, ибо учит ненужности внешнего закона, что является самым настоящим богоборчеством, поскольку внешний закон для христианина установил сам Бог.
Tags: А.И. Осипов
Subscribe

  • Апостол антихриста

    Достоевский, как апостол антихриста ( Пост 25) Апостол антихриста. Заключение Учение о Христе и христианской вере, которое Иван Карамазов…

  • Диавол - человеколюбец

    Достоевский, как апостол антихриста ( Пост 24) Диавол-человеколюбец 2.10 В своём «Послесловие к комментарию «Легенды о Великом…

  • Недоделанные пробные существа

    Достоевский, как апостол антихриста ( Пост 23 ) Недоделанные пробные существа 2.9 «— Хотя бы и так! Наконец-то ты догадался. И…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments