February 18th, 2020

мужик

Архиепископ Никон (Рождественский) против имени Божьего

Глава 1.10 Архиеп.  Никон учит, что благочестие означает неверие  Евангелию

«Должно сказать, что хотя имя, как отвлеченное умопредставление о чем бы то ни было, отдельно от предмета реально не существует, но в процессе мышления всегда может быть отделено от того предмета, коему усвояется. Ему может быть приписано то или другое качество, коим самый предмет не обладает. Например, об имени можно сказать: благозвучно оно или нет, легко или нелегко произносимо, объемлет ли все признаки именуемого или же часть их, один из них, и подобное. Нет надобности делать исключение и тогда, когда речь идет об имени Божием. Мы употребляем его и в молитве, произносим и тогда, когда беседуем или пишем о Боге. Надо помнить еще и то, что мы существа ограниченные, а Бог неограничен, непостижим для нашего ума, необъятен для нашего слова. По благости Своей Он открывает Себя в слове человеческом, но всякое слово наше остается ограниченным и условным, Он же безусловно всесовершен. В Его имени, в нашем слабом слове или нашем умопредставлении о Нем есть только приближение понятия о Нем к нашему уму, но не тождество – не только с самым существом Его, но даже и с тою идеею о Боге, которая прирождена нашему духу, как неотъемлемая черта образа Божия в нас самих, которая предносится, в силу этой прирожденности, нашему уму, но не объемлется, не выражается во всей полноте своей ни одним из наших словес. Посему необходимо признать, что наша идея, наша мысль о Боге – одно, а самое Существо Божие – другое. Только при таком отделении имени как мысли о Боге от самого Существа Божия и можно здравомыслить и благоговейно рассуждать о Нем. Уже по одному этому непозволительно дерзать говорить: “имя Божие есть Сам Бог”».

Архиепископ упорно сводит имя Божие к человеческому умопредстовлению о Боге, заключенному в имязвучии или имяначертании, игнорируя тот момент, что для имяславцев имя Божие обозначает не просто осмысленные звуки, но и пребывание в них Бога Его энергией. Таким образом, если говорить о отделимости имя Божия от Бога, тогда это будет касаться либо имязвучия, либо имяначертания, но никак не самой энергии Божией. Если же сводить имя к имязвучию или имяначертанию, к человеческому понятию о Боге, тогда, конечно, имя Божие нельзя отождествлять, хотя бы и отчасти,  с Самим Богом. Но почему православные христиане должны следовать учению Канта, а не учению Христа, заповедавшего веру в Его имя? Согласно христианской вере, изложенной в Евангелие, имя Божие и отличается от Самого Бога, иначе бы не говорилось о имени Божием, и пребывает, как Его энергия, неотделимо в Нём Самом, а иначе бы ни Сам Господь Иисус Христос, ни Его апостолы, не приравнивал бы имя Божие к Самому Богу.  Но Никон не просто учит не верить в имя Божие, он даже и само неверие учению Христа объявляет благочестием!

Глава 1.11 Архиеп. Никон проповедует материализм

Не может быть природной связи между  звуками, из которых состоит имя предмета, и самим предметом, а иначе все бы говорили на одном языке, но это значит, что об отделимости имён от предметов можно говорить только в отношении звуков или букв.  А потому и  связь между предметом и именем  может быть только по одному пункту – по смыслу слова, или по его значению, что вполне согласуется как со святоотеческим, так и с общечеловеческим  пониманием слова, которые никак не совпадает с учением о слове, взятом архиеп. Никоном у Канта. В самом деле, если разные народы, говорящие на различных языках, разными имязвучиями выражают один и тот же смысл, когда речь идёт об одном и том же предмете, то как же можно говорить, что понятие об одной и той же вещи с этой вещью никак не связано?

Но откуда же берётся смысл в вещах, и что это такое?  В 103 псалме, который в качестве богослужебного псалма именуется Предначинательным, читаемым в начале Вечерни, написано: «Яко возвеличашася дела Твоя, Господи, вся премудростию сотворил еси, исполнена земля твари Твоея» (ст. 24).  На Утрени читается 135 полиелейный псалом, в котором есть такие слова: «Сотворшему небеса разумом, яко в век милость Его» (ст.5). В 32 псалме сказано: «Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их» (ст.6 ). Отсюда уже понятно, что смысл, присутствующий в тварных вещах, есть ни что иное, как отражение в них Премудрости Божией, которую ум человеческий видит вещах, и видит не чувственным, а умным зрением, или мысленным созерцанием, как учил, например, преп. Максим Исповедник согласно со всеми св. отцами. Из всего, что до этого написал Никон видно, что такому понятию, как мысленное созерцание, в его рассуждениях места нет, что для ученика Канта вполне естественно. Таким образом, архиепископ Никон проповедует самый настоящий материализм.