Геронтий (gerontiey) wrote,
Геронтий
gerontiey

Categories:

Злая инквизиция

Достоевский, как апостол антихриста (Пост 16)

Злая инквизиция  2.2


«И только одна лишь вера в сказанное сердцем! Правда, было тогда и много чудес. Были святые, производившие чудесные исцеления; к иным праведникам, по жизнеописаниям их, сходила сама царица небесная. Но дьявол не дремлет, и в человечестве началось уже сомнение в правдивости этих чудес. Как раз явилась тогда на севере, в Германии, страшная новая ересь. Огромная звезда, «подобная светильнику» (то есть церкви) «пала на источники вод, и стали они горьки». Эти ереси стали богохульно отрицать чудеса. Но тем пламеннее верят оставшиеся верными. Слезы человечества восходят к нему по-прежнему, ждут его, любят его, надеются на него, жаждут пострадать и умереть за него, как и прежде. И вот столько веков молило человечество с верой и пламенем: «Бо господи явися нам», столько веков взывало к нему, что он, в неизмеримом сострадании своем, возжелал снизойти к молящим. Снисходил, посещал он и до этого иных праведников, мучеников и святых отшельников еще на земле, как и записано в их «житиях». У нас Тютчев, глубоко веровавший в правду слов своих, возвестил, что

Удрученный ношей крестной
Всю тебя, земля родная,
В рабском виде царь небесный
Исходил благословляя.


Что непременно и было так, это я тебе скажу. И вот он возжелал появиться хоть на мгновенье к народу, — к мучающемуся, страдающему, смрадно-грешному, но младенчески любящему его народу. Действие у меня в Испании, в Севилье, в самое страшное время инквизиции, когда во славу божию в стране ежедневно горели костры и

В великолепных автодафе
Сжигали злых еретиков.

О, это, конечно, было не то сошествие, в котором явится он, по обещанию своему, в конце времен во всей славе небесной и которое будет внезапно, «как молния, блистающая от востока до запада». Нет, он возжелал хоть на мгновенье посетить детей своих и именно там, где как раз затрещали костры еретиков. По безмерному милосердию своему он проходит еще раз между людей в том самом образе человеческом, в котором ходил три года между людьми пятнадцать веков назад. Он снисходит на «стогны жаркие» южного города, как раз в котором всего лишь накануне в «великолепном автодафе», в присутствии короля, двора, рыцарей, кардиналов и прелестнейших придворных дам, при многочисленном населении всей Севильи, была сожжена кардиналом великим инквизитором разом чуть не целая сотня еретиков ad majorem gloriam Dei».





Комментарий

Здесь ошибка, которая берёт начало в издании 1881 года, поскольку, на самом деле, не  «бо Господи явися нам», а «Бог Господь и явися нам». В одном из пособий, где разъясняются молитвословия Всенощного бдения, по поводу этих слов сказано:

« После шестопсалмия и великой ектеньи исполняется короткое радостное песнопение о явлении Иисуса Христа в мир. По сути дела, это – великий, т. е. большой, прокимен. Диакон возглашает избранные стихи хвалебного 117-го псалма; хор отвечает ему повторением главного стиха: «Бог Господь, и явися нам. Благословен Грядый во Имя Господне!».  То есть: Бог – Господь, и Он явил Себя нам [как Таковой]. Благословен Приходящий во Имя Господа! Это восклицание памятно по событию Входа Господня в Иерусалим. Так люди приветствовали Того, Кто, согласно их многовековым чаяниям, станет их Царем. Никто из них и не догадывался, что всемирное Царство Христово начнется только после Голгофской победы. Только после Распятия и Воскресения Бог, ставший Человеком, «явил Себя нам» как Господин всего мироздания…».

Достоевский неправильно понимает смысл моления — Бог Господь и явися нам — здесь не прошение явиться, а свидетельство веры в Воплощение Сына Божьего. Ныне верующие христиане, не видевшие Христа телесно, никак не ущербны в сравнении с видевшими Его чувственно, ибо Он Сам и сказал — Я с вами во все дни до скончания века. (Мф.28,20) В самом деле, ведь Он же Бог, Который «иже везде сый и вся исполняяй», а потому через Духа Святаго, сошедшего на верующих в Него, Он пребывает с исполняющими Его заповеди. И именно в этом смысле «В рабском виде царь небесный» исходил землю, по которой ходят христиане.

Можно отметить ещё и то, что Христос не мог явиться уже в том самом виде, в котором Он пребывал во время земной жизни до Воскресения, после которого Его тело из плотского состояния преобразилось в духовное, вследствие чего ничто на земле не могло бы ему принести никакого вреда, в связи с чем следует вновь отметить апокрифический характер поэмы Ивана Карамазова.

Что же касается «чуть не целой сотни еретиков», то следует обратиться к историческим свидетельствам, поскольку в своём апокрифе Иван волен указать любую цифру.  Для прояснения вопроса предлагается труд американского историка, католика по вероисповеданию,  проф. Томаса Мэддена «Правда об испанской инквизиции»:

«Самыми смертоносными были первые 15 лет деятельности испанской Инквизиции под руководством Торквемады. Огню было предано около 2 тысяч conversos ( прим. от Геронтия – новообращённые из иудеев).  Но к 1500 году истерия пошла на убыль. Преемник Торквемады, кардинал-архиепископ Толедо Франсиско Хименес де Сизнерос, много сделал для реформы Инквизиции, убирая из нее вредоносных деятелей и изменяя процедуры. Каждому трибуналу было придано два инквизитора-доминиканца, советник по юридическим вопросам, коннетабль, прокурор и большое число помощников. Все они, кроме двух доминиканцев, были мирянами, королевскими чиновниками. Испанская Инквизиция во многом финансировалась за счет конфискаций имущества, но происходили они нечасто и размер их был невелик. Даже на самом пике своего развития Инквизиция едва сводила концы с концами.

После реформы у испанской Инквизиции было мало критиков. Укомплектованная хорошо образованными профессионалами-юристами, она стала одним из самых эффективных и милосердных судебных органов Европы. Не было в Европе крупного суда, который казнил бы людей меньше, чем испанская Инквизиция. Ведь то было время, когда в Лондоне каралось смертью повреждение кустов в публичном саду. Казни были повседневными событиями по всей Европе. Но с испанской Инквизицией дело обстояло иначе. За 350 лет ее существования она отправила на костер всего около 4 тысяч человек. Сравните это с охотой на ведьм, бушевавшей по остальной католической и протестантской Европе, когда сожжено было 60 тысяч человек, преимущественно женщин. Испания была избавлена от этой истерии ровно потому, что на границе страны ее остановила испанская Инквизиция. Когда на севере Испании появились первые обвинения в ведовстве, Инквизиция направила туда своих людей для расследования. Эти образованные легисты не нашли достоверных доказательств существования ведьмовских шабашей, черной магии или жареных младенцев. Было также замечено, что те, кто признавался в ведовстве, удивительным образом оказывались неспособны пролететь через замочную скважину. В те годы, когда европейцы радостно бросали женщин на костры, испанская Инквизицяи захлопнула дверь перед этим безумием. (Кстати, Римская Инквизиция тоже не позволила ведьмовским фантазиям заразить Италию)».

За 350 лет 4000 тыс. казненных, означает, что за год сжигалось в среднем 11-12 человек. За время деятельности Торквемады, за 15 лет было сожжено около 2000 тыс. человек, т.е. по 130-140 чел. в год, из чего становится понятным, почему именно Торквемада выбран как олицетворение инквизиции, поскольку при нём превышение сжиганий над средним их уровнем было более чем в десять раз! Но даже и в таком случае говорить, что «в стране ежедневно горели костры», имея в виду казни еретиков во времена Торквемады, большое преувеличение.  А поскольку Торквемада своей строгостью резко отличался от прочих, он-то как раз и не может олицетворять собой инквизицию, как человек явно непохожий на всех прочих Великих инквизиторов. Но даже и для Торквемады, одновременное сжигание сотни еретиков сразу, выглядит чрезмерным, поскольку все другие инквизиторы во всей Испании, получается, приговорили к сожжению в тот год 30-40 человек. Кроме того, надо помнить, что во времена Торквемады ещё продолжалась Реконкиста, война за освобождение от власти арабских завоевателей, которая длилась почти 800 лет, что не могло не отразиться на деятельности судов инквизиции в сторону ужесточения приговоров. А это было связано ещё и с тем, что большое количество арабов и евреев, не желая покидать Испанию в которой они имели высокий социальный статус, принимали христианство, но христианами становиться не собирались. Но для тогдашних христиан, для которых верность Христу значила больше, чем верность королю, за измену которому казнили, и казнь еретиков выглядела вполне справедливым возмездием за предательство, тем более, что за плечами у них было 800 лет войны за освобождение, войны за право жить в христианском государстве.
Tags: Достоевский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments