Геронтий (gerontiey) wrote,
Геронтий
gerontiey

Categories:

Единый безгрешный и Его Кровь

Достоевский, как апостол антихриста (Пост 14)

Единый безгрешный и Его Кровь 1.13


«— Это бунт, — тихо и потупившись проговорил Алеша.
— Бунт? Я бы не хотел от тебя такого слова, — проникновенно сказал Иван. — Можно ли жить бунтом, а я хочу жить. Скажи мне сам прямо, я зову тебя — отвечай: представь, что это ты сам возводишь здание судьбы человеческой с целью в финале осчастливить людей, дать им наконец мир и покой, но для этого необходимо и неминуемо предстояло бы замучить всего лишь одно только крохотное созданьице, вот того самого ребеночка, бившего себя кулачонком в грудь, и на неотомщенных слезках его основать это здание, согласился ли бы ты быть архитектором на этих условиях, скажи и не лги!
— Нет, не согласился бы, — тихо проговорил Алеша.
 — И можешь ли ты допустить идею, что люди, для которых ты строишь, согласились бы сами принять свое счастие на неоправданной крови маленького замученного, а приняв, остаться навеки счастливыми?
 — Нет, не могу допустить. Брат, — проговорил вдруг с засверкавшими глазами Алеша, — ты сказал сейчас есть ли во всем мире существо, которое могло бы и имело право простить? Но существо это есть, и оно может всё простить, всех и вся и за всё, потому что само отдало неповинную кровь свою за всех и за всё. Ты забыл о нем, а на нем-то и созиждается здание, и это ему воскликнут: «Прав ты, господи, ибо открылись пути твои».
А, это «единый безгрешный» и его кровь! Нет, не забыл о нем и удивлялся, напротив, всё время, как ты его долго не выводишь, ибо обыкновенно в спорах все ваши его выставляют прежде всего. Знаешь, Алеша, ты не смейся, я когда-то сочинил поэму, с год назад. Если можешь потерять со мной еще минут десять, то я б ее тебе рассказал?
 — Ты написал поэму?
— О нет, не написал, — засмеялся Иван, и никогда в жизни я не сочинил даже двух стихов. Но я поэму эту выдумал и запомнил. С жаром выдумал. Ты будешь первый мой читатель, то есть слушатель. Зачем в самом деле автору терять хоть единого слушателя, — усмехнулся Иван. — Рассказывать или нет?
 — Я очень слушаю, — произнес Алеша. — Поэма моя называется «Великий инквизитор», вещь нелепая, но мне хочется ее тебе сообщить».


Комментарий

К настоящему моменту Иван уже высказал суть своей гностической веры, согласно которой, люди по самой природе своей неспособны любить ближних, а потому сама человеческая природа есть источник греха. В соответствие с этой верой, он сформулировал её символ - Я знаю лишь то, что страдание есть, что виновных нет, что всё одно из другого выходит прямо и просто, что всё течет и уравновешивается. Поскольку ранее всё это подробно рассматривалось, то повторяться нет необходимости, следует только напомнить, что такая вера несовместима с учением Церкви о Искуплении, о чём в данном месте Алёша напоминает Ивану. Таким образом, отвергающий учение об Искуплении Иван впадает в прямое противоречие с церковным вероучением, и возразить ему по этому поводу нечего, поскольку отвергать «Единого безгрешного и Его Кровь» прямо невозможно по причине того, что сразу же откроется его богохульство. На этот случай у Ивана придумана некая поэма, а вернее даже не поэма, а некоторый замысел поэмы, который он предлагает Алёше выслушать. И даже не зная ещё содержание этой поэмы легко предположить, что направлена она будет именно против «Единого Безгрешного и Его Крови», и будет богохульной по своему смыслу.

Есть и ещё один момент, когда Иван говорит о судьбе человечества, как будто у человечества есть, действительно, единая судьба. Но, на самом деле, одна судьба у тех, кто останется с Христом, и совсем другая у тех, кто будет Им отвергнут.  Говорить о единой судьбе можно только в контексте всеобщего спасения, которое, в свою очередь, необходимо в том случае, когда речь идёт о единой природе людей. Под единой природой людей в данном случае надо понимать не то, что природа всех людей одинакова, а то, что и сама эта природа, действительно, существует как единство всех человеческих ипостасей. И это ещё одна ересь, которая, видимо, и лежит в основе «простой и прямой» веры Ивана, и именно из неё вытекает природная греховность всех людей, которая всех делает невиноватыми перед Богом. А из невиновности всех людей перед Богом следует и бессмысленность их Искупления от вины за Первородный грех, а потому не нужен и «Единый Безгрешный и Его кровь» в том понимании, в котором об этом учит Церковь.

И тут опять это самовосхваление, любование высотой своих душевных порывов – Иван, какое благородство, отказывается строить своё счастье на «неоправданной крови маленького замученного»! И притом даже не отдавая себе отчёта, какая это клевета на Пресвятую Троицу, на Господа Иисуса Христа и Его святую Церковь, как будто бы устроенной на «крови маленького замученного», а не на Крови Господа Иисуса Христа! И тут только остается подивиться той злобе, что свела себе гнездо в душе великого русского писателя, который прекрасно зная церковное учение, тем не менее, приписывал Церкви собственную выдумку, которой «благородно» противится.
Tags: Достоевский
Subscribe

  • Апостол антихриста

    Достоевский, как апостол антихриста ( Пост 25) Апостол антихриста. Заключение Учение о Христе и христианской вере, которое Иван Карамазов…

  • Диавол - человеколюбец

    Достоевский, как апостол антихриста ( Пост 24) Диавол-человеколюбец 2.10 В своём «Послесловие к комментарию «Легенды о Великом…

  • Недоделанные пробные существа

    Достоевский, как апостол антихриста ( Пост 23 ) Недоделанные пробные существа 2.9 «— Хотя бы и так! Наконец-то ты догадался. И…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments