Геронтий (gerontiey) wrote,
Геронтий
gerontiey

Categories:

Из дневников митр. Арсения (Стадницкого)

Из дневников митр. Арсения (Стадницкого)

Из биографии Стадницкого:

«Стадницкий Авксентий Георгиевич, 22.01.1862, с. Комаров (молдав. Кумарэу) Хотинского у. Бессарабской губ.- 10.02.1936, г. Ташкент), митр. Ташкентский и Туркестанский. Род. в семье настоятеля Успенской ц. в Комарове, мать происходила из молдав. священнического рода Черноуцан. После учебы в Единецком ДУ поступил в Кишинёвскую ДС, к-рую окончил в 1880 г. с отличием, в семинарии считался одним из лучших певцов. С 1 сент. 1880 г. преподавал в Единецком уч-ще церковное пение, географию и чистописание. Предполагал продолжить образование в ун-те, однако, поскольку согласно действовавшему законодательству выпускники семинарий могли продолжать образование только в духовных учреждениях, в 1881 г. поступил в КДА. В годы учебы в академии писал для студенческого журнала, «Труды КДА» опубликовали «Дневник студента - паломника на Афон», созданный Стадницким под впечатлением 2 паломничеств в 1885 г., сочинение было удостоено Макария (Булгакова) премии за 1895 г. В 1885 г. Стадницкий окончил академию со степенью канд. богословия и с правом представления диссертации на соискание степени магистра без дополнительного устного экзамена. 18 сент. 1885 г. назначен преподавателем древнегреч. языка в Кишинёвскую ДС, с 15 авг. 1886 г. также преподавал церковное пение, с 12 февр. 1892 г.- догматическое богословие и ряд др. предметов. Преподавательскую деятельность совмещал с адм. служением: с 1886 г. являлся членом ревизионного комитета, с 1892 г.- членом комитета по наблюдению за миссионерской деятельностью в Кишинёвской епархии, участвовал в съездах миссионерских в Москве в 1887 и 1891 гг., в 1895 г. исполнял должность инспектора семинарии, в 1887-1895 гг. был редактором «Кишинёвских ЕВ». 12 дек. 1895 г. назначен инспектором Новгородской ДС. В 1896 г. удостоен степени магистра богословия за соч. «Гавриил Банулеско-Бодони, экзарх Молдо-Влахийский (1808-1812 гг.) и митрополит Кишинёвский (1813-1821 гг.)», основанное на материалах, изученных автором в архивах Австрии, Румынии, Бессарабии».

Речь пойдет о записи из того периода жизни будущего митрополита МП РПЦ, когда он преподавал в Единецком духовном училище с 1880 по 1881гг., после чего в 1881 г. поступил в Киевскую Духовную Академию.

«19–е марта. Четверг. Скучная, монотонная жизнь в Единцах. В особенности скучно в ненастное время, как, например, теперь, когда положительно нельзя выходить из дому, в противном случае рискуешь наполнить калоши грязью или совершенно затерять их, хотя бы какие они большие ни были. Вот уже недели три как только в класс да с класса домой. Правда, и в хорошую погоду времяпровождение мало чем отличается, но все-таки сама по себе погода производит какое-то приятное состояние. Далее все-таки гулять можно на поле или пойти в гости. Действительно, относительно гулянья и вообще гигиенических условий Единцы представляют довольно отрадное явление. Единцы – это маленькое местечко, лет тридцать как оно основано, так что первоначальные основатели еще и теперь в живых. Несмотря на его такую мизерность, ему выпала довольно завидная доля. Разумею существование училища. Сначала это училище было в Бельцах, но так как Бельцы находятся на далеком расстоянии от Хотинского уезда, так что неудобно было возить туда детей, то решено было избрать такой пункт для училища, который находился бы в центре трех уездов: Хотинского, Ясского и Сорокского. Таким центральным пунктом оказались Единцы, и в 1873 году училище переведено было в Единцы, где и построено стотысячное здание131 для училища. Здесь, между прочим, и я еще год учился в 4-м классе, а теперь просвещаю других в том же училище. Со времени перенесения училища сюда Единцы начинают оживать – возрастать, так что теперь Единцы не то, что шесть лет назад, а чрез несколько десятков лет Единцы, наверное, будут городом. Но покамест это будет, знаю, что мы, живя в Единцах, пользуемся всеми прелестями захолустья. Единственное наше развлечение – это гулянье по полю, так как училище почти на краю местечка, так что даже во время перемены идешь гулять на поле. Кроме этого единственного развлечения, общего для всех нас, есть еще развлечение для некоторых – это подобие бильярда. Говорю «подобие», потому что действительно так. Этот бильярд возник недавно, так что по поводу возникновения его можно сказать несколько слов. Нужно сказать, что мы, учителя, подвергаемся страшной эксплуатации со стороны всех крещеных и некрещеных. Все они с понятием об училище соединяют понятие о богаче, потому считается непременною обязанностью «доить» нас – это наше выражение очень меткое. Так что в конце концов выходит, что в этом захолустье больше тратишь денег, чем в какой-нибудь столице. Между прочим, с целью тоже эксплуатации под видом пользы общественной возник этот бильярд. Тут эксплуататором является крещеный обанкротившийся помещик В-ч. Он на девок истратил все свое имение и теперь под старость изобрел средство, ничего не делая, зарабатывать деньги. Средство это бильярд. О том, какой это бильярд, можете судить по тому, что он дал за него рублей сорок, хотя он уверяет, что дал сто двадцать. Но это неверно, так как бильярд совершенно ветхий и сукно порвато. Но что ж, на безрыбье и рак рыба, так и здесь за неимением лучшего и этот хорош, потому что нужно же чем-нибудь позабавиться.
Какое же тут общество? Относительно этого, к несчастью, приходится дать отрицательный ответ. Тут есть только два дома (исключая смотрительский), куда можно заходить, – это дом священника и помещика из мужиков. Ну что ж, если и идешь в эти дома, то напрасно только теряешь время. Священник наш из богословов, кончивших курсы еще в сороковых годах, причем из посредственных. Но жизнь его, немного отшлифовала, и любит, значит, он пустить пыль в глаза – и давай с плеча рубить, обзывая дураками Дарвина, Ренана, Штрауса132, зная только по имени их, но отнюдь не философию их. Но, во всяком случае, все-таки в конце концов выходишь в веселом настроении, так как у него действительно есть запас юмора чисто малороссийского – он малоросс. Кроме этого, у него есть дочка-невеста, но ухаживать за ней не стоит, так как она болезненная, хотя есть из нас некоторые, питающие к ней симпатию и даже думающие соединиться брачными узами. О вкусах не спорят.
Другой дом – это дом мужика-помещика. Проведенное здесь время нельзя считать утерянным разве с точки зрения животной, т.е. с точки зрения пищи; действительно, тебя здесь отличным образом накормят и напоят, больше ничего, а все время теряешь в стуколке. Нужно сказать, что стуколка – это необходимая принадлежность всякого собрания: идете два или три – так непременно бестолковая стуколка. Уж она так въелась в плоть и кровь единцовцев и окрестных, в особенности батюшек, что даже дамы, барышни, взрослые и малые играют в бессмысленную стуколку. Мне в особенности противно видеть играющим женский пол. Но что ж делать – эмансипация. В самом деле, странно: приходишь куда-нибудь в один из этих домов, поговоришь несколько слов – сейчас в стуколку. Но что ж делать? Стуколка – это прикрытие неспособности поддержать разговор и вообще неумение вести беседы. Вот и говори после этого об образовательном влиянии общества. Ввиду-то этого мы предпочитаем никуда не ходить, а сидеть дома и самим составлять свое общество. Об этом обществе в другой раз».

Из дневников можно узнать несколько интересных фактов – восемнадцатилетний юноша Авксентий, работавший учителем в провинциальном духовном училище, имел зарплату в 58 рублей, о чём он написал далее. Много это или мало? Из доступных источников удалось узнать, что в начале 20-го века средняя зарплата рабочего составляла 22 рубля, а подпоручик, например, получал 70 рублей.  Так что, понятие о учителях, как о богачах, каковыми слыли они в Единцах, находит своё разъяснение в этих цифрах.

Интересно узнать и то, что русское образованное общество, даже и провинциальное, хорошо было знакомо с трудами Ренана и Штрауса, в которых об Иисусе Христе написано как об обыкновенном человеке, что является несомненным признаком несторианства. Очевидно, что и юноша Авксентий был с ними знаком, и явно сочувствовал их «философии», как и учению Дарвина, что видно из его недовольства священником, обзывавшего указанные лица дураками. Хотя, конечно, дураками они не были, а были еретиками, и одобрение их трудов никак не совместимо с Православием. Но, видимо, труды еретиков издавались официально, т.е. были допущены цензурой. А иначе как бы юный Авксентий, не учившийся иностранным языкам, мог прочесть их труды? Не состоял этот любознательный юноша и в тайных обществах, из чего можно предположить, что с трудами Дарвина, Ренана и Штрауса ознакомился он в библиотеке Кишинёвской семинарии, в которой прошёл курс обучения.

Интересно и замечание о т.н. «стуколке», карточной игре, во время которой в определённые моменты принято было стучать костяшками пальцев о стол – этой игрой особенно увлекались батюшки. Тут интересно то, что ещё при Петре Первом за игру в карты могли выпороть, а запрет на игру в шахматы и до сей поры никто не отменял!
Tags: Несторианство
Subscribe

  • Ковидло и несторианство

    Согласно доктрине ковид-«богословия» (в дальнейшем ковидло) Святое Причастие может быть источником заразы, ковида конкретно, а потому…

  • Несторианская ересь митр. Антония

    Во второй половине 20-х годов 20-го века, проживавший в Болгарии бывший архиеп. Полтавский и Переяславский Феофан (Быстров) подверг критическому…

  • Несторианство в современной РПЦ

    АПОСТАСИЙНЫЙ ЕПИСКОПАТ... Наврал в три короба и отменил пост. Судите дерево по плодам! » Москва - Третий Рим…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments