Геронтий (gerontiey) wrote,
Геронтий
gerontiey

Category:

ТОРЖЕСТВО НЕСТОРИАНСКОЙ ЕРЕСИ В СТЕНАХ МОСКОВСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ

Опубликованные прежде в "Русском Вестнике" статьи с критикой в адрес богословских концепций проф. А.И. Осипова вскрыли давно разраставшуюся гнойную рану. К сожалению, переубеждать проф. А. И. Осипова практически невозможно, так как судя по постоянной "чистке" в рядах преподавательской корпорации, мировоззренческая позиция профессора давно уже примяла характер воинственного ожесточения к несогласным и инакомыслящим. К разряду таких инакомыслящих относится в первую очередь духовенство, которое изживается всеми силами из стен духовных школ.

Проф. А. И. Осипов, прикрываясь борьбой со схоластикой и влиянием католичества на отечественное богословие, и сам вступает на путь не просто схоластики, а искажения и отрицания основополагающих догматов православной веры: первородного греха, искупительной Жертвы Христовой и учения о Таинствах (сакраментологии). Все эти догматические истины самым существенным образом связаны между собой, поэтому любое, самое малое отступление повлечет за собой искажение всего остального.

В оправдание своей "догматической" концепции проф. А. И. Осипов дает внушительное число святоотеческих цитат. Но, увы, на самом деле ми одна из них не подтверждает учения проф. А. И. Осипова, как это наглядно показывают авторы статьи "А все-таки ереси, или святоотеческое богословие?" ("Русский Вестник", № 52, 1999).

Несторианство в воззрениях профессора МДАиС становится очевидным при "раскрытии им учения" о спасении человеческого рода.

Вкратце его можно изложить так:
Поскольку за грех Адама его потомки не несут никакой ответственности, а лишь генетически, естественным путем, воспринимают испорченную грехом природу, то и Спаситель Христос воспринял в Свою ипостась эту испорченную первородным грехом человеческую природу и ее в Себе исцелил и усовершенствовал (см. "Русский Вестник", № 52. С. 8). Путем страданий и крестных мук человеческая природа стала совершенной, безгрешной и нетленной.

Чтобы не быть голословными, приведем несколько ярких цитат из мнений проф. А. И. Осипова:
"Первородный грех — "это не личный грех прародителей, а глубокое наследственное повреждение человеческой природы... расстройство образа Божия... и носящее конститутивный, а не духовный характер... никто из людей нравственной ответственности за это первородное повреждение не несет" (Распечатка лекций. С. 83).

Опровергая подобные высказывания А. И. Осипова, свт. Прокл, епископ Кизический в обличении Нестория пишет:
"Все люди в Адаме дали на себя рукописание в грехе, и диавол нас сделал своими рабами, употребляя немощное наше тело как рукописание, он напоминал нам, что мы продали себя ему и, становясь перед нами, ом, лукавый изобретатель страстей, указывал нам на тот наш долг и требовал с нас уплатить его" (Деяние III Вселенского Собора. Т. I. СПб., 1996. С. 139).

В Адаме, как свидетельствует свт. Григорий Нисский, "мы добровольно себя продали" (Большое огласительное слово. № 23. С. 60. Творения. Ч. IV. М., 1867).

Хотя потомки Адама своей личной волей и не участвовали в преступлении Адама, но каждый из нас, как ветвь от единого корня, несет "ответственность за древнее преступление" (Свт. Афанасий Великий. О воплощении Бога Слова. Творения. Т. I. № 20. С. 216).

Сопоставляя учение апостола Павла о греховности людей в силу происхождения всех от падшего Адама и лежащего на всех осуждения Адама, а также спасения и оправдания во Христе (Рим. 5: 12; Рим. 5: 18—19), епископ Сильвестр пишет: "Из этой параллели совершенно ясно, что корень греховности людей заключается не в них самих, а в их родоначальнике Адаме, от которого в них грех переходит". "А т. к., по Апостолу, все люди путем рождения происходит от Адама, то и все они греховны, исключая одного Иисуса Христа, неведавшего греха (2 Кор. 5: 21)... все лишены славы Божией (Рим. 3: 28), все по естеству чада гнева Божия (Ефес. 2: 9)". (Еп. Сильвестр. Опыт православно-догматич. богосл. Киев. 1881. С. 421).

"Нет ничего известнее учения Церкви о первородном грехе, — но в то же время, и нет ничего таинственнее и недоступнее этого учения для обыкновенного человеческого понимания", — пишет бл. Августин (Цит. по протоиерей Ливерий Воронов. Догматич. богословие. М. 1994. С. 29).

Тот же блаженный Августин "мудрейший хранитель истины" (см. Деяния VI Вселенского Собора) говорит: "Не я выдумал первородный грех, в который Кафолическая Церковь верует издревле, но ты (т.е. Пелагий), отвергающий этот догмат, без сомнения новый еретик" (Цит. по архим. Сильвестр. Опыт православно-догматического богословия. Киев. 1886. С. 441).

Что, собственно, роднит, сближает проф. Осипова с британским монахом Пелагием в изложении учения о первородном грехе?

Как и еретик Пелагий, профессор МДАиС настаивает на том, что "не мог также грех Адамов перейти на его потомков, как только одна вина, распространяющаяся на них через вменение, потому что было бы совершенно противным правде — вменять в вину кому-либо то, в чем он вовсе не участвовал, а совершил кто-либо другой" (Цит. по архим. Сильвестр. lbidem. С. 443).

И если проф. А. И. Осипов называет учение блаженного Августина о передаче первородного греха через зачатие путем страстного рождения, сопряженного с греховной похотью, неразумным и порочащим брак, то следует напомнить профессору о том, что учение блаженного Августина было утверждено на Карфагенском соборе 418 года и принято III Вселенским Собором.

В Синтагии Матфея Властыря в комментарии на 109 (123) и 110 (124) правило Карфагенского собора, регламентирующих обязательность крещения младенцев, читаем:
"Итак, поелику чрез единого преступившего (заповедь) грех в мир вниде, как сказал Апостол, и грехом смерть, и тако смерть во вся человеки вниде (Рим. 5: 12) — т. е. как бы некое отцовское наследие, перешедшее на потомков, ибо в нем вси, говорит Апостол, согрешиша, то и младенцы не свободны, конечно, от греха Адамова, т. к. зачатие их бывает в беззаконии; ибо соединение и следующее за сим зачатие почиталось бы грехом, если бы закон не покровительствовал браку, т.к. сладострастие, очевидно, а плотское пожелание побуждают к сему... Итак, если рождение людей причиною имеет плотское пожелание, то не свободны и новорожденные от прародительского греха и должны очиститься от него банею пакибытия" (Алфавитная Синтагма. М. 1996. С. 93).

Парадокс учения о первородном грехе заключается в его богооткровенности и таинственности.
"Слово Господне, — говорит свт. Григорий Нисский, — учит не смотреть на преуспеяния, а приводить себе на память общие долги человеческой природы, в которых и сам каждый несомненно участвует, как участвующий в природе (...) тем не менее, поскольку он человек, то есть общник Адамовой природы и участник его падения..." (Цит. по В. Несмелов. Догматическая система свт. Григория Нисского. Казань, 1887. С. 423—424).

Сам же себе противоречит маститый богослов, когда говорит, что вследствие греха Адама все силы души человека расстроились. Тогда, как и учит Церковь, расстройство природы носит не конститутивный, а духовно-нравственный характер.

Интересен в рассуждениях о первородном грехе профессора А. И. Осипова и тот факт, что нигде не говорится о роли дьявола в грехопадении, в то время как многие Отцы Церкви, указывали и на то, что после грехопадения "лукавый облекся во всю природу человека" (прп. Макарий Великий). Ничего не говорит профессор А. И. Осипов о законе греховном, живущем в теле нашем, который есть, по определению Отцев, "дьявольский посев" и похоть плотская, стремление к удовольствиям и наклонность воли ко греху (Прп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Гл. XXII. СПб., Прп. Иоанн Кассиан Римлянин. Творения. Свт. Кирил Александрийский. Творения. "О поклонении Богу в Духе и Истине").

Согласно концепции проф. А. И. Осипова, смысл жертвы Христовой состоит в том, "что через страдания, Он (Христос) соделал совершенной воспринятую Им человеческую природу. В этом, — подчеркивает еще раз профессор, — центральный смысл Жертвы Христовой, ее абсолютная уникальность".

Ссылаясь на слова апостола Павла: "Ибо не знавшего греха Он сделал для нас Жертвою за грех" (2 Кор. 5: 22), проф. А. И. Осипов искажает слова апостола. В его интерпретации слова апостола Павла приобретают вид следующий:
"Ибо не знавшего греха Он сделался за нас грехом". Это сделано для того, чтобы сказать следующее:
"Оказывается, другая точка зрения вот в чем состоит. Состоит в том, что Бог Слово в Своем воплощении воспринимает поврежденную нашу природу. И то, что Церковь говорит, что Ом взял на Себя наши грехи, наш грех, означает не что иное, как — Он воспринял вот эту нашу природу поврежденную, которую мы называем первородным грехом-то".

Прежде всего обратимся к истолкованию этого стиха Послания апостола Павла у святителя Иоанна Златоуста:
"Того, Который есть самосущная Правда, по нас грех сотвори, то есть допустил Ему быть осужденным, как бы грешнику, и умереть, как бы проклятому, потому что "проклят всяк, висяй на древе" (Втор. 21, 23). Ибо умереть на древе гораздо более значило, чем умереть просто... Такая смерть не только вменялась в наказание, но и в бесчестие. Итак размысли, сколь много даровал тебе Бог. Ибо великое дело, когда и грешник умирает за кого-то, но когда праведник страждет, т. о. Умирает за грешников, и не просто умирает, но умирает как злодей. Ибо Праведника, говорит, сделал Бог грешником, дабы грешников сделать праведными" (Свт. Иоанн Златоуст. Цит. по свт. Феофан. Толкование на 2 Послание к Коринфянам. М., 1998. С. 210).

Итак, святитель Иоанн Златоуст подчеркивает две мысли: Христос — праведник, праведник отдан за грехи грешников. В словах святителя Константинопольского выражена т. н. идея о заместительной жертве, что никоим образом не соответствует тому, что говорит и толкует проф. А. И. Осипов. Согласно же концепции профессора, если Христос лишь исцелял в себе падшую человеческую природу, то это вовсе не жертва, а не поймешь что.

Опровергают концепцию профессора о восприятии Богом Словом падшей человеческой природы не только все руководства по догматике, но и IV Вселенский Собор и Отцы Церкви.

Святитель Кирилл Александрийский неоднократно говорит о вере Церкви в безгрешность по человеческой природе Спасителя.
"...Владыка Христос, имея машу природу, не воспринял нашей греховности, но был чист от всякого греха (О вочеловечении Господа. С. 446).

"Восприняв человеческое естество, Он не принял ига греха, владычествующего над людьми, напротив, сокрушил всю власть его... Итак, мы оправданы, потому что грех осужден во плоти. Но осудил грех во плоти Спаситель наш, явившись в подобии плоти греха, т. е. Воспринял естество человеческое, не приняв ига греха, издревле над ним владычествующего" (lbidem. С. 446).

Святитель Лев Великий, следуя учению Отцов Церкви о восприятии первородного греха людьми посредством страстного рождения (бл. Августин, свт. Григорий Нисский, позже прп. Максим Исповедник и свт. Григорий Палама), неоднократно свидетельствует о том, что сверхъестественное рождение изгнало грех из естества и Спаситель воспринял человеческую природу неповрежденную и чистую.

"Новым рождением рожден Он — потому что непорочное девство не познало вожделения, а между тем доставило вещество плоти. Итак, воспринята была от Марии природа, но не грех... Он воспринял образ раба без скверны греха..." (Послание Флавиану, епископу Константинопольскому. В кн. В. Задворный. История римских пап. М., 1995. Т. 1. С. 249).

"...такое рождение и подобало будущему Спасителю человеков, чтобы иметь в Себе природу совершенно человеческую и быть свободным от ее скверн" (Свт. Лев Великий. Ser. ХХII. Сар. 2).

Раскрывая учение о совершенстве человеческой природы во Христе, которое было положено в основу определения IV Вселенского Собора, свт. Лев пишет: "Под словами "наша природа" мы понимаем то, что Господь создал в нас от начала и что Он воспринял для восстановления" (Ser. XXIII. Сар. 1. На Рождество Христово). "Восприняв нас, оная природа не оторвала отрасли нашего рода от общего корня, но не приняла и греховной язвы, переходящей на всех людей" (Свт. Лев Великий. Слово на Пасху).

Учение свт. Льва Великого о Боговоплощении для Церкви имело и имеет всегда абсолютный и непреложный авторитет. Не случайно, на IV Вселенском Соборе отцы восклицали: "Как Лев верует, так и мы веруем!"

К какому же лагерю примыкает проф. А. И. Осипов и "иже с ним", не приемля веры свт. Льва?

Проф. А. И. Осипов пытается оправдывать свою точку зрения о восприятии Богом Словом падшей человеческой природы ссылкой на слова свт. Кирилла Александрийского: "ибо что не воспринято, то не спасено".

Однако эти слова свт. Кирилла — и это должен знать каждый православный христианин, тем более профессор Духовной Академии, — направлены против ереси Аполлинария Лаодикийского. Он учил о том, что в воплощении Бог Слово воспринял лишь тело и душу, но не воспринял ум. Против подобного богохульства выступали свт. Афанасий Великий, свт. Григорий Богослов и свт. Григорий Нисский.
"Если кто понадеялся на человека, не имеющего ума: то он действительно не имеет ума и не достоин быть всецело спасен, ибо, — подчеркивает свт. Григорий Богослов, — невоспринятое не уврачевано; но что соединилось с Богом, то и спасается. Если Адам пал одною половиною, то воспринята и спасена одна половина. А если пал всецелый, то со всецелым Рождшимся соединился и всецело спасается" (Свт. Григорий Богослов. Письмо к Клидонию I. Творения. Т. II. С. 10).

Ссылаясь на ряд Отцов Церкви, проф. А. И. Осипов ставит знак равенства между понятиями "тленность", "смертность" и "греховное повреждение", первородный грех. Однако в святоотеческой мысли эти понятия никогда не были синонимами. Одно лишь понятие "искаженный образ Божий" в человеке, которое является следствием грехопадения, включает в себя следующее: отпадение ума от Бога, самолюбие, сластолюбие, склонность воли ко греху, неведение Бога и т. д. (См. С. Л. Епифанович. Прп. Максим Исповедник и Византийское богословие).

Ничего из вышеперечисленного не было присуще Богочеловеку, а наоборот, душа Спасителя "не имела в себе ничего противного, исходящего от плоти, а также не допускала противоречия желаний в борьбе разных воль. Телесные чувства действовали без влияния на них закона греха и чистота душевных движений находилась под управлением Божества и разума..." (Свт. Лев Великий. Послание к Юлиану, епископу Целунскому. В кн. В. Задворный. История римских пап. С. 269).

Тленность и смертность вовсе не описывают собой понятия "падшая природа с первородным грехом". В отношении Спасителя ими обозначены естественные и безукоризненные страсти. Хотя Спаситель в силу Своего безгрешного рождения должен бы быть свободен от этих страстей, однако добровольно их воспринимает, дабы добровольно (а не невольно, как считает проф. А. И. Осипов) пострадать, вкусить смерть и принести Себя в искупительную жертву.

Учение Церкви о безгрешности и всесовершенной святости Спасителя по человеческому естеству обнаруживает ложный характер учения проф. А. И. Осипова об исцелении Спасителем в Самом Себе воспринятой падшей природы, которая, по мысли профессора, через подвиги, страдания и крест стала совершенной. Этот тезис, как это заметили о. Петр Андриевский и священник Феофилакт, сродни ереси Феодора Мопсуетского.

"Верные богооткровенной истине об абсолютной святости и безгрешности Господа нашего Иисуса Христа, - пишет проф. доктор архим. Иустин (Попович), - отцы V Вселенского Собора осудили своим 12 анафематизмом Феодора Мопсуетского, который учил, что Господь не был свободен от внутренних искушений и страстей (Догматика. Белград, 1980. Т. II. С. 203).

Отвергая искупительный характер Жертвы Христовой, проф. А. И. Осипов в насмешку над католиками приводит в духе неприличной демагогии пример торга на рынке, (Интересно узнать у профессора - где так учат католики?). Приклеив ярлык католика и сторонникам "догмата искупления", он говорит на лекции:

"...католическая концепция спасения заключается в следующем: грех первого человека нарушил правду Божию, бесконечно оскорбил Бога. Этот грех повлек за собою проклятие и величина этого греха была таковой, что уже, конечно, никто из людей не мог удовлетворить правосудию Божию сам собой... все существо поэтому пришествия Христова заключалось в том, чтобы Христос, будучи чистым и непорочным, принес надлежащее удовлетворение правосудию Божию... т. е., если хотите, выкупил грех первого Адама пред лицем Божиим" (Машинописные лекции за 1996 г.).

В духе схоластики и навязчивой попытки оправдать свое мнение только об исцелении, а не искуплении (выкуп) человека, проф. А. И. Осипов фактически обвиняет апостола Павла в юридизме и отсутствии в его посланиях мистического проникновения в смысл Жертвы Христовой.

"Послания, - настаивает проф. А. И. Осипов, - обращены к христианам из иудеев и язычников, сознание которых было полностью пропитано юридическим, "законническим пониманием религии" (Распечатка программы по основному богословию).

Такое объяснение проф. А. И. Осипова лишено не только богословской корректности, но и до неприличия невежественно. О необходимости выкупа человека из рабства греха и дьявола принесением цены безмерной величины учили все Отцы Церкви, обращаясь, в отличие от апостола Павла, не к язычникам, а к христианам.

Святитель Кирилл Александрийский, вития богословия и обличитель Нестория, говорит о Жертве Христовой:
"Он един умер за всех, будучи удовлетворительною ценою за всех, и собственную душу сделал выкупом за наши души, посрамляя жестокость диавола и как бы остановив осуждение владычествующего над нами греха и необузданное обвинение против всех" (О поклонении Богу в духе и истине. Творения святых отцов. Т. 47. С. 175).

Исцеление же человеческой природы было совершено Спасителем в момент зачатия Приснодевы. При восприятии Богом Словом от Девы человеческой природы случились три обстоятельства: "восприятие, бытие и обожение ее Словом вместе с восприятием" (Прп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Кн. III. Гл. XIII). "Бог Слово, - подчеркивает свт. Кирилл Александрийский, - не принял нашей поврежденности... Он был свободен от всякого порочного действования" (Цит. по архим. Иустин Попович. Догматика Православной Церкви. Белград. 1980. Т. II. С. 147).

Человеческая природа была всецело обожена (прп. Максим Исповедник. Послание к Стефану Дорскому, Апология за Гонория. Col. 236).

Если бы, как считает проф. А. И. Осипов, Господь воспринял поврежденную природу, то в Его единой ипостаси наблюдалось бы греховное противоречие и противоборство естественных природных воль, Божеской и человеческой. В обличение подобного утверждения отцы VI Вселенского Собора в итоговом определении (Типос) записали: "Также проповедуем, согласно учению святых отцев, что в Нем две естественные (а не греховные, согласно теории А. И. Осипова) хотения и воли... и две естественные воли не противоположные, как говорили нечестивые еретики, да не будет, но человеческая Его воля уступает, не противоречит или противодействует, а подчиняется Его Божественной и всемогущей воле. Ибо, по учению премудрого Афанасия, надлежало воле плоти быть в действии, но подчиняться воле Божественной" (Деяния Вселенских Соборов. Собор VI. СПб., 1996. С. 222).

Защищая ложную богословскую концепцию проф. А. И. Осипова, авторы статьи "А все-таки ереси, или святоотеческое богословие?" с амбициозной претензией на специалистов-патрологов настаивают на том, что большинство Отцов Церкви учило о восприятии Словом поврежденной человеческой природы. Тем не менее, ни один из Отцов Церкви так не учил. Неуместно упоминать и о Гонории, ведь ересь монофелитов заключалась не в признании безгрешности Спасителя по человеческой природе и восприятии природы Адама до грехопадения, а в учении о единой Божеской воле. Имею честь также заметить, что греческое слово "кеносис", т. е. уничижение, отнюдь не означает и тем более не доказывает того, что Спаситель принял падшую человеческую природу с первородным грехом. Если не верите мне, то хотя бы прислушайтесь к голосу авторитетнейшего догматиста профессора архимандрита Иустина (Поповича): "Кеносисом принято называть то, что Бог Логос стал человеком". "Кеносис Логоса не означает того, что у Него воспринята природа поврежденная или измененная" (Д-р. архим. Иустин (Попович). Догматика. Белград, 1980. Т. II. С. 146, 148).

В обличение "бесстрастных" защитников "святоотеческого" богословия А. И. Осипова и самого профессора МДАиС обратим внимание на слова свт. Григория Паламы: "Если бы Господь был зачат из семени, то Он не был бы Новым Человеком, ми безгрешным, ни Спасителем грешных" (Цит. по иером. Афанасий (Иевтич). Учение о Пресвятой Богородице у св. Иоанна Дамаскина).

Несомненно, что тема Боговоплощения достаточно большая, серьезная и объемная, и в газете все не напишешь. Тем не менее в изложении догматов веры должны лежать вероопределения Вселенских Соборов, а не личные догадки и интерпретации по отдельным, вырванным из контекста, высказываниям Отцов Церкви.

Учения проф. А. И. Осипова о поврежденности человеческой природы Христа можно назвать не иначе как диким варварством, кощунством, невежеством, несторианской ересью.

Весьма показателен пример влияния "идей" проф. А. И. Осипова на богословие МДАиС в лице, как это ни странно слышать, проф. М. С. Иванова, преподавателя Догматического богословия. Вольность в обращении со Св. Писанием и Отцами привела к тому, что маститый профессор с академической кафедры учит о двух ипостасях во Христе, так как по определению прп. Иоанна Дамаскима природа не безипостасна. Однако прп. Иоанн Дамаскин прибегает к такому объяснению терминов "ипостась" и "природа" не применительно к христологии, а в триадологии, т. е. при раскрытии учения о Святой Троице. Вполне понятна затеваемая этим же профессором и дискуссия на тему: "Разве не можем мы назвать Богородицу Христородицей?" Пожимая плечами и разводя в недоумении руками, проф. М. С. Иванов говорит: "Ведь не может же Дева, человек, родить Бога?"

Удивительно, как только хватает совести и веры у профессора М. С. Иванова изрекать с такой открытой дерзостью подобные хулы.

"Но Христородицей, - как бы предупреждая, говорит прп. Иоанн Дамаскин, - мы не называем Святой Девы никоим образом, потому что это наименование, как оскорбляющее, выдумал нечистый и гнусный, по-иудейски мыслящий Несторий, сосуд бесчестия, для уничтожения слова Богородица и для лишения чести Богородицы, Которая одна только поистине почтена выше всякой твари, хотя бы этот и разрывался от горя вместе со своим отцом - сатаною" (Прп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Кн. II. Гл. XII. С. 151).

Защитникам и апологетам "чести" подобных профессоров необходимо не забывать, кто бы они ни были, что своей "бесстрастной защитой" вы бесчестите себя, выявляя свою абсолютную некомпетентность в догматике, и внутренне отрекаетесь от "искупившего нас Господа", и навлекаете сами на себя скорую погибель (2 Пет. 2: 1). Если здравые слова Соборов и Отцов Церкви вас не останавливают, то вас остановит Сам Господь, но "страшно впасть в руки Бога живого". Не составляйте своей веры и сами не раскалывайте Церковь, поддерживая и защищая бесстыдство и лицемерную веру еретиков. Никто на них не будет собирать вновь Собора, какой смысл осуждать то, что неоднократно осуждено? Досадна и неоправданна позиция МДАиС учебного комитета, защищать любыми мерами ересь, которая исходит из элементарного нежелания разобраться в непростом вопросе и поставить на место профессоров А. И. Осипова и М. С. Иванова.

В конце считаю необходимым напомнить всем, кто дерзает разводить демагогию в области вероучения, будь то катехизаторы, профессора, или еще кто-либо, замечательные слова святителя Льва:

"А что беззаконнее, как нечестиво умствовать о вере и не следовать мудрейшим и опытнейшим? Но сему-то безумию подвергаются те, которые, встретив в чем-либо неясном затруднение к познанию истины, прибегают не к пророческим учениям, не к писаниям апостольским и не к евангельскому авторитету, а к самим себе; а таким образом, не захотев быть учениками истины, становятся учителями заблуждения" (Из Окружного послания к Флавиану, архиепископу Константинопольскому).

Протоиерей СЕРГИЙ (Богоявленский).

Русский Вестник № 37-38, 2000
Tags: А.И. Осипов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 93 comments