Геронтий (gerontiey) wrote,
Геронтий
gerontiey

Category:

Иллюзионист Шахбазян и имяборческая магия (8)

Глава 7. Входит ли молитва в число Таинств?

Толи по невежеству, толи в качестве софистической уловки, Ш. объясняя,  почему мирянин не может священнодействовать, написал следующее:

«И дело (надеемся, понятно) совсем не в традиции, не в том, что «так уж повелось». Последователям имябожников нелишне будет напомнить, что молитва (и молитвенное призывание Господа) не входят в число Таинств Православной Церкви. Неспособность различать Таинство Евхаристии и молитвенное призывание Имени Божия приводит к последствиям, описанным архиепископом Никоном (Рождественским) в статье «Моя поездка на Старый Афон»: «На мое замечание, что к небесной Церкви нельзя принадлежать, если не принадлежишь к земной, что нет Церкви без епископа, что невозможно спасение без Божественного причащения, – говорили, что они будут причащаться именем Божиим (курс. наш. – К. Ш.), что они сами – Церковь» (4. С. 234)».

Это сказано Ш. в связи с тем, что, по его мнению, учение имяславцев вносит путаницу « в правильное понимание иерархического устройства Церкви»  поскольку, если имя Божие Сам Бог, и без имени Божьего Таинства не совершаются, то и всякой мирянин, призвав имя Божие, может совершить Таинство и без священника, что, как он считает, невозможно только в связи с тем, что молитва, в том числе и призывание Господа, не входит в число Таинств!

Конечно, молитва не Таинство, если под ним понимать установленное Церковью чинопоследование, состоящее из определенных обрядов и молитв, которые совершает в освященном месте законный, признанный Церковью, священник.  В таком, узко-богослужебном понимании, молитва не Таинство, хотя бы потому, что она часть Таинства. Но, неужели же, она не таинство в том смысле, что настоящая молитва есть общение с Богом? Конечно, в этом смысле, молитва есть самое настоящее таинство, и это не вносит никакой путаницы в понимание иерархического устройства Церкви.

Однако, похоже, что Ш. пытается доказать, что молитва ничего не значит, и сама по себе она не важна, а если бы она была важна сама по себе, то и не надо было бы иерархии: «И дело (надеемся, понятно) совсем не в традиции, не в том, что «так уж повелось»»,  пишет он, пытаясь основать значение иерархии на том своём утверждении, что без иерархии молитва ничего не значит.

Но у имяборцев ведь молитва ничего не значит и с иерархией, она у них только набор звукосочетаний, которые обозначают объекты внешнего мира, созданные человеческим субъектом, и не имеющие никакого отношения к реальности –  суть кантианства именно в этом. Ну и для чего тогда иерархия, если её необходимость не имеет под собой никакой онтологической потребности, если уже встать на почву кантовского субъективизма? Таким образом, именно имяборчество в вопросе с иерархией в Церкви не просто создаёт путаницу, а делает иерархию не нужной вообще, впрочем, как и само христианство, которое, в таком случае, ни чем не ценнее ислама или талмудического иудаизма. Как и чем оно может быть ценнее, когда оно, как и вообще всё, есть порождение человеческого субъекта?

И почему это Ш. так уверенно заявил, что дело «совсем не в традиции»? Откуда это он взял? Да не откуда, просто взял да и сказал, потому что посчитал, что так нужно сказать. Но дело именно в традиции, хотя не просто в ней как таковой, а в том, что традиция совершать Таинства специально-назначенными и освященными для этой деятельности лицами, священнослужителями, идёт с ветхозаветных времён и продолжается в новозаветные потому, что она была установлена самим Богом. Это ли не основание, от которого Ш. небрежно отмахнулся?

Но если некто самовольно возьмётся совершать Таинства, не быв ни кем, имеющим власть в Церкви Христовой, совершать подобные действия, то чем ему может помочь имя Божие, которое, именно в силу того, что оно Сам Бог, не допустит самоуправства в Его Церкви? Но у Ш. просматривается еще одна мысль, хотя он её прямо и не высказывает –  полное тождество земной церковной иерархии  с Телом Христовым, из чего следует вывод, что где иерархия, там и Церковь.

Да, действительно, такие времена были, когда иерархия Церкви, пребывающей на земле, Церкви кающихся грешников, пастыри её вместе со своим словесным стадом, были во всей своей полноте и частью Тела Христова, которое на Небесах.  Но, ведь прошли эти времена! В самом деле, когда целые Поместные Церкви отпали от Тела Христова, как можно отождествлять ныне иерархию и Тело Христово, если она неверна Христу?

Но у Ш. получается, что спастись можно только сохраняя преданность иерархии, что бы она не делала, и что вне иерархии спасение невозможно, и что помимо её Христос не способен спасти верных Ему! Всё это очень напоминает учение о непогрешимости Папы у латинян, только с той разницей, что тут коллективный Папа – сразу вся иерархия!

Интересно было бы узнать тогда, зачем сам Ш. покидал армянскую монофизитскую Церковь, где имеется законная иерархия, берущая начала от апостолов? Не всё ли равно где спасаться для человека, который окружающий его мир признает порождением своего субъекта? Да и вообще тогда непонятно – зачем ему, и прочим кантианствующим имяборцам, нужна Церковь? Сидели бы дома, да медитировали на икону Канта! Но какая-то сила тянет их именно в Православную Церковь, имяславческую в самых своих основах, о чём свидетельствует Псалтырь, и тратить свои силы и время на то, чтобы искажать её учение!

Вера Ш. в то, что земная Церковь существует исключительно благодаря иерархии, опровергается святоотеческим Преданием.  В толковании на «Второе послание к Фессалоникийцам» ап. Павла бл. Феофилакт Болгарский написал следующее:

« 2Фес.2:3. Да не обольстит вас никто никак:

Ни как пророк, ни как учитель, ни как от меня пишущий таковое.

ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели,

Не будет, говорит, пришествия Господа, если не придет отступление, то есть антихрист. Отступлением апостол назвал его, потому что он на самом деле таков: он имеет отклонить многих, даже избранных, если можно. Его же назвал и «человеком греха» потому, что он совершит всякое беззаконие и других натолкнет на беззаконие. И «сыном погибели» назвал, потому что он и сам погибнет. Кто же он такой? Уже ли сатана? Нет, но некий человек, принявший всю его силу.

2Фес.2:4. противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею,

Он не будет приводить людей к идолослужению, напротив, отвергнет всех богов и все предметы почитания их, или идолов, и себя одного объявит богом.

так что в храме Божием сядет он, как Бог,

Не сказано: в Иерусалимском собственно храме, а просто: "в храме", во всяком храме Божием.

выдавая себя за Бога.

Не сказал апостол, что он будет называть себя богом, но что он будет стараться показать себя богом. Ибо он совершит великие дела и покажет знамения к соблазну всех».

Ну и что же? И после того, как антихрист воссядет во всех храмах Божиих, включая и храмы МП, Ш. и тогда пойдёт туда за Таинствами, и тогда он будет говорить, что где епископ, там и Церковь?

Но, с другой стороны, Церковь Христова на земле будет существовать до пришествия Христова, и ясно, что если во всех рукотворных храмах воссядет антихрист, то место для Церкви останется только в храмах нерукотворных, т.е. в христианах, не поклонившихся антихристу, и Таинства для них совершаться будут Самим Господом Иисусом Христом, Который является священником «по чину Мельхиседекову», как и положено, через призывание Его имени.

Главным же признаком, определяющим принадлежность к земной Церкви, является пребывание человека в чине кающегося грешника, что относится абсолютно ко всем её членам, включая и иерархию. Но, как же может человек принадлежать к чину кающихся грешников, если он хулит имя Божие, в которое был крещён, называя его лишь условным знаком?  Во что же тогда он превращает своё крещение, если не в условный знак? Нет, это уже не кающийся грешник, а пребывающий в прелести безумец, и никакая иерархия не спасет его от гнева Божия! А кающиеся грешники, из которых и состоит Церковь земная, будут руководствоваться словами святых мужей, которые, как достигшие спасения, могут научить правой вере.

В «Толковании на послание к Римлянам св. апостола Павла», разъясняя слова «Во всех языцех, о имени Его» бл. Феофилакт Болгарский пишет:

«Благодать получили «покорять вере все народы» мы, – не я один, но и прочие апостолы: ибо Павел не обошел всех народов; разве скажет кто-нибудь, что если не при жизни, то по смерти он ходит ко всем народам через послание. А веровали бы, слыша об имени Христа, а не о сущности Его; ибо чудеса творило имя Христово, и оно само требует веры, потому что и его нельзя постигнуть разумом. Смотри, каков дар благовествования: оно сообщено не одному народу, как Ветхий Завет, но всем народам».

Как видно отсюда, Ш. не верующий в имя Божие, сводящий его к комплексу бессмысленных звуков, явно не из числа кающихся грешников, ибо противится Церковному учению об имени Божьем, которое у Блаженного явно отождествлено с энергией, поскольку речь у него о различия имени (энергии) и сущности.
Tags: имяславие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments