Геронтий (gerontiey) wrote,
Геронтий
gerontiey

Февральский позор. Часть 2.

Февральскій позоръ: Захватчики московской каѳедры. Часть2.

Выборы состоялись 19-21 іюня на епархіальномъ съѣздѣ, собравшемся въ Кремлѣ. Въ своемъ истовомъ служеніи своему новому богу — демократіи организаторы съѣзда дошли до того, что кощунственно водрузили избирательную урну прямо на Красной площади, а для подсчета голосовъ не постыдились внести ее въ алтарь Успенскаго собора. На святомъ мѣстѣ, тамъ, гдѣ раньше вѣнчались на Царство благочестивые русскіе Цари, водрузился идолъ демократіи и слышался шелестъ пересчитываемыхъ бюллетеней…

При первоначальномъ голосованіи архіепископъ Тихонъ и Самаринъ получили равное число голосовъ — по 297 при общемъ числѣ выборщиковъ въ 800 человѣкъ. Во второмъ турѣ голосованія почти всѣ голоса, отданные тремъ другимъ архіереямъ, перешли къ Тихону, и онъ побѣдилъ съ 481 голосомъ противъ 303 голосовъ Самарина. Сѵнодъ утвердилъ это избраніе, а еще черезъ полтора мѣсяца 13 августа 1917 года своимъ Опредѣленіемъ № 4979 присвоилъ Тихону санъ митрополита. Это Опредѣленіе было представлено Временному правительству на утвержденіе, которое на слѣдующій день 14 августа спеціальнымъ постановленіемъ утвердило возведеніе архіепископа Тихона, а съ нимъ и архіепископа Веніамина въ митрополиты. Такъ совершилось очередное беззаконіе, въ результатѣ котораго Тихонъ (Белавинъ) изъ законнаго царскаго архіерея милостью Божіей превратился въ революціоннаго митрополита милостью демократіи и самозванцевъ изъ Временнаго правительства. Онъ сдѣлался захватчикомъ чужой каѳедры, похитителемъ того, что по каноническому праву ему не принадлежало и принадлежать не могло.
Возведеніе архіепископовъ Тихона и Веніамина въ митрополиты было спеціально пріурочено къ открытію самаго главнаго церковно-революціоннаго дѣйства, надъ подготовкой котораго вотъ уже три мѣсяца напряженно работалъ новый революціонный Сѵнодъ, — такъ называемаго «всероссійскаго церковнаго собора». До сихъ поръ въ Русской Церкви еще не было случая, чтобы церковный соборъ проходилъ въ отсутствіи московскаго митрополита, и данное обстоятельство сильно смущало организаторовъ этого незаконнаго сборища.  Открыть «соборъ» безъ митрополитовъ они не рѣшались, а допустить на него законныхъ столичныхъ митрополитовъ Питирима и Макарія они не хотѣли и не могли. Теперь же, когда обѣ столичныя каѳедры были очищены отъ «распутинцевъ» и «реакціонеровъ» и на нихъ возсѣли «народные избранники», мыслящіе «прогрессивно», ничто не мѣшало начаться «собору», который торжественно открылся на слѣдующій день 15 августа, въ самый праздникъ Успенія Божіей Матери.
Надо сказать, что въ то время подавляющее большинство православныхъ людей, находясь въ революціонномъ дурманѣ, потеряло способность трезво смотрѣть на вещи и искренно считало, что открывшееся въ Москвѣ революціонно-демократическое собраніе и вправду является православнымъ соборомъ. Многіе возлагали на этотъ «соборъ» неоправданныя и наивныя надежды, а нѣкоторые даже разсчитывали, что вмѣсто дальнѣйшаго «углубленія» революціи онъ станетъ знаменемъ контрреволюціи.
Среди такихъ лицъ былъ и незаконно изгнанный съ московской каѳедры митрополитъ Макарій, который полагалъ, что глаголемый «соборъ» будетъ соотвѣтствовать своему громкому названію и озаботится возстановленіемъ справедливости. За время работы «собора» митрополитъ Макарій направилъ его руководящему составу свыше десятка обращеній и посланій съ указаніемъ на незаконность своего смѣщенія съ московской каѳедры и на неканоничность послѣдующаго избранія на эту каѳедру Тихона. Наиболѣе извѣстно его Обращеніе отъ 27 сентября 1917 г, которое мы въ сокращеніи приводимъ ниже.

Обращеніе митрополита Московскаго и Коломенскаго Макарія «Собору іерарховъ Всероссійской Церкви»

Настоящій Помѣстный Соборъ Всероссійской Церкви въ уставѣ своемъ заявилъ (п. 1), что онъ въ устроеніи Русской церковной жизни будетъ руководствоваться правилами Святыхъ Апостолъ, Святыхъ Соборовъ вселенскихъ и Помѣстныхъ, и Святыхъ Отецъ.
При сопоставленіи этихъ правилъ съ дѣйствительной жизнью Русской Церкви нельзя не замѣтить нѣкоторыхъ уклоненій послѣдней отъ тѣхъ правилъ, въ храненіи которыхъ іерархи даютъ клятвенное обѣщаніе.

Рѣшаюсь указать нѣкоторыя церковныя законоположенія и бывшія въ недавнее время уклоненія отъ нихъ. Такъ, властію или настояніемъ чиновника, уполномоченнаго отъ Временнаго Правительства, нѣсколько іерарховъ были лишены занимаемыхъ ими каѳедръ, и на мѣсто ихъ выбраны и поставлены другіе. Таковымъ своевольнымъ дѣйствіемъ мірского чиновника нарушены слѣдующія каноническія правила … (далѣе перечисляются правила - А.К.).

На основаніи этихъ правилъ справедливо и у насъ въ Россіи признать неканоничными бывшія въ послѣднее время избранія новыхъ іерарховъ на мѣсто удаленныхъ, или, какъ выражается чиновникъ, «разогнанныхъ» имъ безъ суда и слѣдствія […].
Неканоничность избранія новаго іерарха на Московскую каѳедру выразилась въ слѣдующихъ актахъ.

Избраніе на каѳедру московскаго митрополита производилось мірянами и членами клира, выбранными отъ приходовъ и отъ благочинiй, при недопущеніи къ тому епископовъ, находящихся въ городѣ. Таковыми выборами нарушено 13-е правило Лаодикійскаго собора, которое гласитъ, по толкованію Аристина: «Не избранъ [во епископа], кто избирается мірскими людьми. Епископы поставляются по избранію митрополитовъ и епископовъ».

Къ избранію іерарха на Московскую митрополичью каѳедру не были допущены епископы. Избраніе производили только представители отъ приходовъ и благочинiй. Епископы допущены были только тогда, когда избранному воля собравшагося съѣзда о совершившемся избраніи имѣла быть объявлена въ храмѣ. Епископъ явился здѣсь только свидѣтелемъ совершившагося акта, чтобы придать ему значеніе почему-то понадобившейся санкціи. Но ни при избраніи, ни при объявленіи о семъ не было совершено собора съ митрополитомъ во главѣ, какъ требуетъ того 16 правило Антіохійскаго собора (сравни «Новая скрижаль Веніамина», гл. VI, п. I, с. 314-317).

Избраніе на Московскую каѳедру совершено тогда, когда ее нельзя было считать свободною, ибо прежній митрополитъ хотя и далъ «рукописаніе отреченія», но сдѣлалъ это «не по собственному произволенію, а по нуждѣ, по страху и по угрозамъ отъ нѣкоторыхъ» и, кромѣ того, съ церковными постановленіями не сообразно, «яко нѣкіе священнодѣйствители представляютъ рукописаніе отреченія: ибо аще достойны служити, да пребываютъ въ семъ, аще же недостойны, да удаляются отъ служенія не отреченіемъ, но паче осужденіемъ по дѣламъ, противу коихъ можетъ кто-либо вознести великій вопль, яко происходящихъ внѣ всякаго порядка». Слѣдовательно, мое «рукописаніе объ отреченіи» не слѣдовало принимать, а принявши, убѣждать не о томъ, чтобы я оставилъ свою паству, а напротивъ, чтобы не оставлялъ ее. Не слѣдовало и объявлять каѳедру свободной, тѣмъ болѣе не назначать замѣстителя съ такой поспѣшностью, какъ это сдѣлано. Въ свое время чрезъ первенствующаго члена Святѣйшаго Cѵнода преосвященнаго митрополита Владиміра я просилъ Святѣйшій Синодъ, чтобы на каѳедру Московскаго митрополита, для управленія епархіальными дѣлами, былъ назначенъ іерархъ въ санѣ епископа или архіепископа, а титулъ Митрополита Московскаго оставленъ былъ за мной, какъ было это при нѣкоторыхъ прежнихъ іерархахъ. Такъ оффицiально было, напримѣръ, при митрополитѣ Платонѣ; при митрополитахъ же Филаретѣ и Иннокентіи, ввиду преклонности ихъ возраста, также состояли старшіе викаріи, если не оффицiально, то фактически управлявшіе епархіей. Во всякомъ случаѣ, слѣдовало бы рѣшить дѣло по каноническимъ правиламъ. Но сего не было сдѣлано. А потому Московская каѳедра не могла считаться свободной. Только по настоянію мірского начальника, сдѣлавшаго противу меня великій вопль оскорбленія моего сана и случайно возбудившаго часть московскаго клира и небольшую уличную толпу, наскоро, въ одинъ вечеръ собранную 8 марта, противъ своего архипастыря, Московскій Первоіерархъ былъ, безпримѣрнымъ образомъ, лишенъ своей паствы, и на его мѣсто, вопреки канонамъ, былъ назначенъ новый іерархъ, который потомъ былъ и провозглашенъ Митрополитомъ; и это назначеніе, не каноничное, было утверждено подписью представителя Временнаго Правительства.

Сказанное сейчасъ относилось бы и къ Іерарху, возведенному на Московскую Митрополичью каѳедру и въ томъ случаѣ, если бы онъ былъ «праздный», т. е. не имѣющій своей каѳедры. Но избранный Іерархъ не былъ и «празднымъ», потому что имѣлъ свою каѳедру. Слѣдовательно, онъ, непраздный, возведенъ на непраздную каѳедру. Праздный же архіерей, по смыслу каноновъ, есть тотъ, который не можетъ идти въ ту Церковь, въ которую назначенъ, потому что она занята безбожными язычниками или еретиками (правило 16 Антиох. соб., толкованіе второе Вальсамона). Этимъ нарушено 21 правило Антіохійскаго собора: «Епископъ отъ единаго предѣла да не преходитъ въ другiй, ни по самовольному вторженію, ни по насилію отъ народа, ни по принужденію отъ епископовъ, но да пребываетъ въ Церкви, юже пріялъ отъ Бога въ жребій себѣ въ началѣ».

Изъ сказаннаго видно, что избраніе на Московскую каѳедру новаго Митрополита не согласно съ канонами, ибо онъ 1) самъ не былъ «праздный», имѣя свою каѳедру; избранъ былъ также на непраздное мѣсто; 2) избраніе его совершено, главнымъ образомъ, по настоянію мірского чиновника; 3) избранъ мірскими людьми и клиромъ, при устраненіи отъ избранія епископовъ, бывшихъ въ городѣ; 4) утвержденъ въ санѣ и должности Московскаго митрополита мiрскими властями.

Итакъ, на основаніи каноническихъ правилъ, удаленные безъ суда и слѣдствія епископы должны быть возвращены на свои мѣста. А избранные на ихъ мѣста, подъ давленіемъ мірскихъ чиновниковъ, должны быть переизбраны, и утвержденные мірской властью — снова [должны] быть утверждены Соборомъ епископовъ, и при томъ должно быть объявлено отъ имени Собора, что избранія епископовъ сборищемъ народа и подъ вліяніемъ мірскихъ начальниковъ напредь не должно происходить: избранные такъ — не избраны, утвержденные свѣтской властью — не утверждены, если не будетъ избранія и утвержденія Соборомъ Епископовъ.

Макарій Митрополитъ, бывшій Московскій.
(ГАРФ. Ф. 3431. Oп. 1.Д. 196. Л. 175-177, 179-181)

Какъ видимъ вполнѣ церковнымъ, каноническимъ языкомъ митрополитъ Макарій излагаетъ то, что чувствуетъ сердце каждаго совѣстливаго православнаго христіанина, а именно:  воспользовавшись церковной смутой, вызванной сверженіемъ верховнаго защитника Церкви — православнаго Царя, бросившій свою каѳедру и свою паству архіепископъ Тихонъ (Белавинъ) при содѣйствіи самозванцевъ изъ Временнаго правительства и развращенной революціей толпы незаконно захватилъ чужую каѳедру митрополита Московскаго и потому долженъ быть съ нея удаленъ и преданъ церковному суду. Каѳедра должна быть возвращена ея законному владѣльцу и должны быть приняты мѣры, исключающія возможность повторенія подобныхъ беззаконій. Единственно, о чемъ умолчалъ митрополитъ Макарій въ своемъ обращеніи, это о томъ, что удаленъ онъ со своей каѳедры былъ не только «по настоянію мірского начальника», но и при активномъ участіи самаго Тихона, подписавшаго опредѣленіе Сvнода объ оправленіи митрополита  на покой.

Возразить по существу на изложенное митрополитомъ Макаріемъ нечего. Поэтому «соборъ іерарховъ» ничего не это обращеніе и не отвѣтилъ. За исключеніемъ архіепископовъ Антонія (Храповицкаго) и Анастасія (Грибановскаго), будущихъ Первоіерарховъ РПЦЗ, всѣ остальная руководящая верхушка «собора» состояла изъ убѣжденныхъ февралистовъ, которые сознательно пошли на предательство Царя и разрушеніе тысячелѣтнихъ устоевъ Русской Церкви. Возвращеніе на путь правды и закона было для нихъ смерти подобно, ибо это ставило крестъ на всѣхъ ихъ далеко идущихъ честолюбивыхъ планахъ. Поэтому они проигнорировали обращеніе митрополита и продолжили творить свои беззаконія дальше, позабывъ въ революціонномъ экстазѣ, что еще ни одинъ беззаконникъ хорошо не кончалъ.

Очереднымъ актомъ «соборнаго» беззаконія стало избраніе 5 ноября 1917 г., архіепископа Тихонъ (Белавина) патріархомъ Московскимъ и всея Россіи. На засѣданіи 30 октября, принявшимъ рѣшеніе о немедленныхъ выборахъ патріарха, присутствовало всего 317 соборянъ изъ 564, въ голосованіи приняло участіе и того меньше - 265 человѣкъ (менѣе половины членовъ «собора»), и изъ нихъ лишь 141 проголосовалъ «за». На Совѣщаніи епископовъ, утверждавшимъ всѣ постановленія «собора», изъ 40 присутствовавшихъ человѣкъ 22 епископа высказались «за», а 18 «противъ». То есть даже въ собраніи съ завѣдомо подтасованнымъ составомъ (болѣе половины епископата не было допущено на «соборъ») протащить вожделѣнное рѣшеніе о патріаршествѣ удалось лишь голосами одной четверти членовъ «собора» и одной восьмой части всего россійскаго епископата.  Замазать все это чудовищное издѣвательство надъ здравымъ смысломъ и церковными законами рѣшили съ помощью нехитрой процедуры жеребьевки —  было объявлено, что патріархъ будетъ опредѣленъ жребіемъ изъ трехъ кандидатовъ. Эта пресловутая жеребьевка, которую церковные февралисты не устаютъ расписывать исключительно въ розовыхъ и слащавыхъ тонахъ, по своему смыслу больше напоминала не избраніе апостола Матѳія (Дѣян. 1:23-26), а жеребьевку легіонеровъ у Распятія (Мк. 15:24).

Новоиспеченный патріархъ Тихонъ, очевидно, рѣшилъ, что послѣ его избранія на патріаршій престолъ вопросъ о неканоничности его поставленія на московскую каѳедру отпалъ. Какъ и всякій беззаконникъ, онъ полагалъ, что одно беззаконіе проще и удобнѣе всего покрыть другимъ беззаконіемъ. О томъ, что любое беззаконіе можетъ быть уврачевано только покаяніемъ, этотъ архіерей прочно позабылъ и впослѣдствіи, если и каялся, то только «въ своемъ анаѳематствованіи совѣтской власти». Впрочемъ, такого рода «забывчивость» была присуща не ему одному, а почти всему тогдашнему россійскому епископату.
Къ счастью, митрополитъ Макарій къ числу такихъ епископовъ не принадлежалъ. Поэтому 16 ноября 1917 г. онъ обратился къ іерархамъ «собора» съ новымъ письмомъ по поводу продолжающагося съ марта мѣсяца беззаконія.
«Ввиду предполагаемаго освобожденія Московской каѳедры по случаю избранія Митрополита ея на Патріаршество»,  —  писалъ митрополитъ, —  «я не могу не желать возстановленія меня въ правахъ на занятіе этой каѳедры, каковыхъ считаю себя лишённымъ незаконно и неканонично. Желалъ бы умереть на рукахъ паствы, которая вручена мнѣ промысломъ Божіимъ и съ которой меня разлучила неправда человѣческая».

 Далѣе митрополитъ Макарій вновь выражалъ желаніе,

«чтобы мнѣ возвращена была Московская Митрополія не по новому избранію при участіи толпы избирателей, не имѣющихъ іерархическаго сана, и вообще не по голосованію, а по принадлежащему мнѣ уже праву, котораго я лишенъ былъ вопреки каноновъ».

Митрополитъ просилъ свое заявленіе «сдѣлать извѣстнымъ іерархамъ Священнаго Собора» и разсмотрѣть его «прежде, чѣмъ начнется разсмотрѣніе вопроса о замѣщеніи Московской Митрополичьей каѳедры»
Tags: РПЦ
Subscribe

  • Лукавый Алёшка

    ОДНОЙ НОГОЙ В МОГИЛЕ... И В АДУ. Профессор Осипов на службе у антихриста. (ВИДЕО) » Москва - Третий Рим…

  • Софист Осипов и Святая Троица

    Прослушал часть видеолекции проф. МДА А.И. Осипова, в которой он разъяснял мусульманам христианское учение о Святой Троице. Видеолекция выложена на…

  • Несторианство в Московском Патриархате

    Смотреть 1 ч. 25 мин. - 1 час 27 мин. Источник несторианства в МП давно известен - это МДА. А лицом, воплощающим несторианскую ересь в МП, и это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments