Геронтий (gerontiey) wrote,
Геронтий
gerontiey

Category:

Архиепископ Никон (Рождественский) против имени Божьего

Глава 2.11 Архиеп. Никон учит о вещах в себе

«Зная, что благодать Божия, действующая в Таинствах, проявляющаяся в благодатных состояниях верующих, являющаяся в чудесах при святых иконах, святых мощах, в разных обстоятельствах нашей жизни, есть воздействие Божие на нас, мы, однако же, не называем самого сего воздействия “Богом”, а именно – только Божиим воздействием, т. е., не самым Существом Божиим, Личностью (десятый раз) Бога, а проявлением свойств Божиих: преимущественно – премудрости, благости и всемогущества Его. Да и нет никакой необходимости называть Божие действие Богом, ибо довольно для верующего сказать, что “так Бог действует”, чтобы он понял, Кто виновник действия и что само действие и есть только Его действие, проявление Его свойств, Сам же Он есть и действует вся во всех. Само собою разумеется, что всякое “действие Божие” не есть нечто само по себе тварное, действие твари, а напротив, само обладает силою творчества, как проявление Божия всемогущества. Не отделяя “действия” Божия от Бога, мы и не отождествляем его с Богом как Личностью, (одиннадцатый раз)когда говорим о нем».

Никон вновь и вновь повторяет учение Канта, что свойства вещи не сама вещь, и почему-то уверен, что и все христиане, подобно ему, должны молиться на Канта. Но христианству нет никакого дела до кантовских вещей в себе. Да и самый обыкновенный здравый смысл говорит всякому человеку, что свойства вещи и есть сама вещь, и если от вещи отнять все её свойства, то что же тогда от неё останется? Кроме того, если всякое человеческое умопредставление исключительно субъективно, и ему в действительности ничего не соответствует, то почему это правило не должно распространяться и на умопредстовления самого Канта? И если для Никона Кант идол, которому он поклоняется, то какое дело до этого христианам, которые из Писания знают, что премудрость это не просто свойство Божие, но и Сам Бог, поскольку сказано – Премудрость построила себе дом?

«Я подробно остановился на понятии о благодатной силе Божией в отношении крестного знамения потому, что это понятие ближе других подходит к понятию об имени Божием. Дал еси знамение боящимся Тебе, Господи, крест Твой честный, поет Церковь, дал еси оружие на диавола. То же можно сказать и об имени Божием: дал еси знамение – имя Твое, Господи, ибо призываемое в молитве не как нечто отвлеченное, но как Тебе единому принадлежащее, как необходимый для нашего мышления знак, “знамение”, оно так же, как и крестное знамение, страшно врагам Твоим и нашим. Трепещет бо и трясется враг – не звуков сего имени, но Того, Кто именуется им, Кого мы разумеем, произнося сие имя. И все, что выше сказано о крестном знамении, можно относить и к имени Божию. Как крестное знамение мы не называем Богом, дабы свойств Божиих, в нем проявляемых, не смешивать с Личностью (двенадцатый  раз) и Существом Божиим, так и имя Божие не называем Богом, дабы не подать повода простецам к неправильным толкованиям и неправославному мудрованию».

Повторяя вновь и вновь одно и то же, Никон только подтверждает, то о чём уже говорилось – действует он не убеждением, а внушением. И, действительно, если долго и упорно внушать человеку одно и то же, то он, запутавшись, примет внушаемую ему мысль незаметно для себя. Архиеп. Никон прекрасно ведь знает, что имяславцы не крестное знамение Богом называют, а крестную силу, как и то, что не звуки или буквы для них Бог, а действие Божие, заключенное в звуках и буквах которые, кстати будет напомнить, не просто бессмысленные знаки, но носители смысла. Чем может Никон это опровергнуть? Если исключить софистику, то опровергнуть  это учение имяславцев ему нечем, кроме как учением Канта, прибегая к которому он сам выводит себя за церковную ограду.

«На это дает нам право св. Василий Великий, когда говорит в своем письме к Амфилохию: “Мы утверждаем, что знаем Божие величие, Божию силу, премудрость, благость и промысел, с каким печется о нас Бог, и правосудие Его, но не самую Сущность. Кто утверждает, что не знает Сущности, тот еще не признается, что не знает Бога, потому что понятие о Боге составляется у нас из многого, нами исчисленного. Но говорят, – продолжает вселенский учитель, – Бог прост, и все, что исчислил ты в Нем, как познаваемое, принадлежит к Сущности. Но это – лжеумствование, в котором тысяча несообразностей, – возражает Святитель. – Перечислено нами многое; ужели все это имена одной Сущности?.. Действования многоразличны, но Сущность проста. Мы же утверждаем, что познаем Бога нашего по действиям, но не даем обещания приблизиться к самой Сущности, ибо хотя действования Его и до нас нисходит, однако же Сущность остается неприступною”.
Из сего видно, что если св. Василий Великий находит возможным познавать только свойства Божии по Его действиям, а не самую Сущность Божию, то тем паче не подобает смешивать в одном имени “Бог” свойств Его и самой Сущности, Личности Божией. Тем менее оснований говорить, что имя Божие и есть Сам Бог, ибо Бог только и именуется по Своим свойствам, будучи неименуем по Своей Сущности».

Святой ни где не учит, что свойства Божии, Его энергии, не Сам Бог, но говорит только о непостижимости сущности Божией, которую, однако же, сам Никон вполне постиг, назвав её «всесовершенной Личностью». Но разве закостеневшего во лжи архиепископа  это может смутить? Он создаёт впечатление, будто бы имяславцы учили о познаваемости Бога по сущности, для чего и цитирует св. Василия Великого, под суд которого сам же и попадает, поскольку взялся именовать неименуемую сущность. 
Tags: имяславие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment