Геронтий (gerontiey) wrote,
Геронтий
gerontiey

Category:

Архиепископ Никон (Рождественский) против имени Божьего

Часть 2. Нейролингвистическое программирование против имени Божиего

Глава 2.1 Мастер нейролингвистического программирования (НЛП)

«Но ужели имена Божии суть только наши умопредставления о свойствах и состояниях Божиих, хотя бы и ведомые нам из Божественного откровения? Ужели они не имеют никакого практического отношения к нашей духовной жизни, к той духовной сфере, которая окружает нас? Всеконечно – имеют; но чтобы выяснить это отношение, надобно из области догматики перейти в область психологии, в область жизни нашей души, нашего внутреннего человека. Если таинственная невеста “Песни песней” говорит своему жениху: миро излиянное имя твое (1:2), если имя матери, отца, брата, друга мы не можем произносить равнодушно; если царь и пророк Давид при одном воспоминании о Боге веселился сердцем, то возможно ли, чтобы душа, любящая Господа, ищущая Его, стремящаяся к Нему, не ощущала благоухания сего духовного мира – сладчайшего имени Господня? Не напрасно же Святая Церковь устами своих богодухновенных песнопений именует имя Господне сладчайшим, всечестным, великолепым, достопоклоняемым: ведь оно, это святейшее имя, говорит сердцу нашему о пресладком и всещедром Иисусе, а следовательно, и о всем том, в чем наше вечное блаженство, вечное спасение. Душа наша так устроена, что при каждом имени, какое она слышит, ей как бы представляется уже и духовный образ того, чье имя произнесено, а может ли она не встрепенуться благоговением при имени Божием, если она верует искренно в Бога? Но и независимо от этого столь естественного чувства благоговения, мы веруем, что и Господь, призываемый в имени Его, близок к призывающим Его во истине Своею благодатью. Чтобы яснее была наша мысль о сем, обратимся к аналогии, уже принятой Церковью в ее священном предании».

Всё это рассуждение Никона есть в чистом виде внушение, т.е. такой метод, когда человека убеждают, обращаясь не к его сознанию, а  окольным путём внедряют в него нужные манипулятору установки, даже если они взаимоисключают друг друга, что ныне именуется методом НЛП, который, якобы, изобрели современные психологи. Но это не так, нет ничего нового под Луной, и метод, ныне называемый НЛП, стар, как и этот мир.    Стоит только вчитаться в то, что пишет пастырь овец Христовых! Объявив, в самом начале, что имена есть только наши умопредстовления, теперь сам же и вопрошает – да неужели же это так? При этом, мастерски вворачивает слова – хотя бы и ведомые нам из Божественного откровения. Но если это Божественное откровение, то  какие же там «наши умопредстовления»? А если там только «наши умопредстовления», то какое же это тогда Божественное откровение?  Противоречие на лицо, и, чтобы скрыть его, т.е. скрыть тот факт, что выдуманное им учение  делает невозможным Божественное откровение, и сводит его значение на ноль, он из области догматики переходит в область психологии, тем самым еще раз свидетельствуя о том, что Божественное откровение, по его учению, не содержит догматических, т.е. абсолютно-неизменяемых истин. Но при этом свою богоборческую хулу Вологодский зверь маскирует возгласом – «всеконечно-имеют», говоря о значении имён Божиих в духовной жизни христианина, чем, вроде бы, выражает почтение к Писанию, которое, в таком случае, превращается в идола, как до этого в идолов он  превратил уже и имя Божие, и святые иконы.

Далее начинается невообразимое лицемерие Вологодского зверя, цель которого вернуть себе образ православного пастыря, поскольку у всякого нормального православного человека к этому моменту накапливается уже много вопросов, в связи со сказанным. И тут архиепископ, как бы опережая вопрошающих, начинает всячески величать имя Господне, называя его сладчайшим, всечестным, великолепым, достопоклоняемым, а Самого Господа, словам Которого не верит,  пресладким и всещедрым, возвращая, таким образом, доверие к себе. И, судя потому, что он и поныне признаётся истинно-православным, хотя и изрыгает самые чудовищные ереси, это ему вполне удалось! Однако же надо понимать, что всё это Никон относит к особенностям человеческой психики, которой и занимается психология. Что же это значит? А это значит, что это имя Божие названо, к примеру,  сладчайшим, не от того, что имеет духовное свойство услаждать души, тогда бы речь шла о догматике, а от того, что сами верующие во Христа люди наделяют его таким свойством, и именно в связи с этим моментом Никон и говорит о психологии.  Но, если разобраться, то согласно его учению  об исключительной субъективности человеческих понятий,  и саму догматику следует отнести к области психологии.

Глава 2.2 Архиеп. Никон приравнивает имя Божие к плацебо

В медицине известен т.н. Эффект плацебо, когда некое вещество, само по себе никакими лекарственными свойствами не обладающее, объявляется пациенту лекарством от его болезни, которое он должен принимать. Достаточно часто, настолько, что невозможно назвать это случайностью, больные начинают выздоравливать, что объясняется их верой в лекарство, т.е. самовнушением.  Этот пример, демонстрирующий результат чисто психического явления, и названный у Никона  «областью психологии», ясно открывает, что и воздействие имя Божия на человека, когда оно переносится исключительно в область психики, есть тот же самый Эффект плацебо. И как после этого можно говорить, что причина бед Российской Церкви заключалась в большевиках-безбожниках? И вообще все безбожники, а не только большевики, сводят значение религиозных истин к самовнушению, что Никон и демонстрирует.


Глава 2.3 Преп. Феодор Студит  уподобляет Никона свинье

«Матерь Божия сказала некогда о Своей иконе: “С сим образом буди благодать Моя и сила”. И несомненно, и Церковью принято, что есть иконы чудотворные. Но никто не называет их Материю Божией. Благодатная сила Матери Божией, или, что то же, сила Божия, Ей данная от Сына Ея и Бога, конечно, неотлучно, пребывает в Ней Самой, и чудеса, совершаемые пред такою иконою, суть, несомненно, проявление силы Божией, присущей сим иконам. Не доска, не краски чудодействуют, а сия сила Божия по особому благоволению Божию и по вере молящихся пред иконами».

Хотя икону с изображением Матери Божией, конечно, никто из православных христиан не называет самой Матерью Божией, но при этом, никто из них не сомневается и в том, что на иконе изображена сама Матерь Божия.  А раз изображена сама Матерь Божия, то она и пребывает в образе своём хотя и не существом, но благодатью, сказать по-другому энергийно, даже если икона и не чудотворная, а самая обычная, написанная с соблюдением принятых иконописных канонов. Но Никону надо ведь объяснить и почитание икон, и существование чудотворных икон, и при том сохранить своё учение, что в иконах Пресвятой Богородицы нет присутствия самой Богородицы. При этом он софистически заявляет, что чудодействуют не краски и дерево, как будто кто-то из имяславцев ему в этом возражал. Да, действуют не краски дерево, а сила Божия, которая присуща Матери Божией не «по особому благоволению» к данной иконе, и не по вере молящихся перед ней, а потому, что образ Божией Матери на её  иконе благодатно (энергийно) связан с Первообразом, т.е. с самой Матерью Божией. Таким образом, все канонические иконы Божией Матери благодатны, а тот факт, что в некоторых случаях эта благодать проявляется явным для всех образом, есть дело не «особого благоволения» к данной иконе, а дело промысла Божия исследовать который не наше дело. Для окончательного разъяснения вопроса следует обратиться к человеку, авторитет которого Церковь почитает как святость. Одним из таких духовных наставников для православных христиан  является преп. Феодор Студит, написавший труд «Против иконоборцев семь глав», седьмая глава из которого приводится полностью:

«VII. Против тех, которые относительно иконы Христа приводят сказанное святым Григорием: «если кто покланяетется творению, хотя бы делал это во имя Христа, тот идолопоклонствует».

Это сказано против ариан, которые говорили, что Сын Божий – творение. Но так как, покланяясь иконе Христа, мы православно мыслим, что покланяемся Самому Христу – тому и другому одним поклонением, не различающимся, вследствие различья сущности, а наоборот тожественным, вследствие единства Лица, то мы не творению покланяемся, – да не будет, – потому что и Христос – не творение, хотя и есть в Нем (нечто) сотворенное, – так как то, что могущественнее, победило (сотворенное), как говорит (св. отец). Не смотри более на вещество, от которого (Христос) отделен мыслью, хотя в нем чрез изображение, – снова скажу, – является, как в зеркале. Если же ты будешь говорить, что (изображение) не заключает в себе (Христа), то ты, по слепоте равный свинье, имея только внешние очи, (оказываешься тем), которому Бог-Слово не повелело бросать перлы слов истины».

Сказанное о иконе Спасителя в полной мере относится как к иконе Его Матери, так и к иконе любого из святых – иконный образ связан с первообразом так, что первообраз пребывает в своём образе. И понятно, что пребывает он в нём не существом, а благодатью, которая есть, конечно, не собственная благодать святого, но Божия благодать, которая, однако же, изливается только на почитающих этот образ. Отрицающей же действительное присутствие Божией Матери в её иконах Никон, уподоблен преп. Феодором свинье.
Tags: имяславие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments