Геронтий (gerontiey) wrote,
Геронтий
gerontiey

Categories:

Российские ученики "италийского зверя"

Глава1. Не так давно в своём ЖЖ  приводил уже один пример существования антипаламитских настроений среди высшего священноначалия дореволюционной Русской церкви, которая в то время именовалась Российской.  Тогда написал:

https://gerontiey.livejournal.com/127452.html

«Об этом мало кто знает, но это факт – официально в РПЦ исихазм считается ересью. Поскольку нынешняя Русская Церковь преемница дореволюционной Российской Церкви, и никогда не делала заявлений, что не признаёт что-либо из её наследия, то, следует считать, что  понимание исихазма, которое было изложено до революции, остаётся без изменений и ныне. Как свидетельство будет приведён текст из следующего источника: Булгаков С. В. «Настольная книга для священно-церковнослужителей». Под заголовком даётся следующая информация: «Сборник сведений, касающихся преимущественно практической деятельности отечественнаго духовенства. Издание третье, исправленное и дополненное. Киев. Типография Киево-Печерской Успенской Лавры. 1913». Таким образом, мы имеем дело не просто с личным мнением Булгакова С.В., а с вероучительном документом Российской, а теперь уже и нынешней Русской Православной Церкви».

Вопрос казался закрытым, поскольку думалось, что всё дело сводится  к личности митр. Антония (Храповицкого), в связи с его имяборческой деятельностью. Действительно, поскольку имяславцы опирались как раз на учение св. Григория Паламы, то Храповицкий мог, используя своё влияние, «продавить» в «Настольную книгу для священно-церковнослужителей» точку зрения, согласно которой исихасты еретики и сектанты. Впрочем, я и сейчас так думаю. Однако же, как теперь выяснилось, Храповицкий не придумал ничего нового, и то отношение к св. Григорию Паламе, которое выражено в «Настольной книге», открыто провозглашалось уже как минимум за 120 лет до этого!

Глава2. Об антипаламитских настроениях в Российской церкви засвидетельствовано в книге, на обложке которой содержится следующая информация: ««Святый Григорий Палама, митрополит Солунский, поборник Православного учения о Фаворском свете и о действиях Божиих». Сочинение ректора Киевско-Подольского Духовно – Уездного училища, магистра игумена Модеста». Киев, в типографии Антона Гаммершмида. 1860».  О самом авторе имеются следующие сведения: «Модест (Стрельбицкий) (1823 - 1902), архиепископ Волынский и Житомирский. В миру Стрельбицкий Даниил Константинович, родился 17 декабря 1823года в семье священника села Зиновиц Литинского уезда Каменец-Подольской епархии».

Таким образом, мы имеем дело с источником, доверять которому можно полностью, и в котором написано следующее:

«Святый Григорий Палама есть один из великих подвижников благочестия Христианского, учителей и ревностных защитников Греческой церкви в борьбе ея с папизмом за православие и  свою самостоятельность. Но его высокие подвиги монашеские, его непоколебимая ревность по православию против Западной церкви, не уступающие ревности Фотия и Михаила Келуллария, многочисленныя,  во многих отношениях полезные для богослова творения этого отца Церкви доселе, к сожалению,  не пользуются полною известностию  и у просвещенных сынов православной Церкви. Ни один, можно сказать, поборник Веры и благочестия православной Греческой церкви вообще не испытал столько клевет и несправедливых обвинений в отступлении от православия и правил подвижничества, как святый Григорий Палама. Не только современные ему западные, но и восточные историки и богословы старались затмить высоту подвигов этого святого мужа, находить в его творениях много ересей, как следствия отделения Восточной Церкви от единства с Западною (1). И в новейшее время, даже в некоторых общеупотребительных сочинениях нашего отечества, св. Григорий Палама и его сообщники называются сектою. Под именем Паламитов и Исихастов, получившею начало свое ещё в 11-ом веке (2)».

Под ссылкой 2, в той её части, что написана по-русски, прочесть можно следующее:

«Историч. Словарь Москв. 1791 под словом «Палама». Справочн. Энциклопед. Словарь изд. Крайя, Том. 5, 1849, СПБ. стран. 179-180 под слов. «Исихасты».

Откуда же ниточки тянутся? Зачем русским православным богословам, священникам и монахам, св. Григория Паламу, память которого Церковь особо чтит, посвятив ему вторую неделю Великого поста, выставлять еретиком?  Собственно сам по себе вопрос – откуда?  не сложен – из среды академического богословия, больше неоткуда. Кому же еще духовная цензура могла позволить такие слова, как не официальным богословам, имеющим покровителей на самом высоком уровне? Теперь остаётся только вспомнить о истоках русского академического богословия, о его основоположниках.

«Иеромонахи Иоанникий (в миру — Иоанн, 1633–1717) и Софроний (в миру — Спиридон, 1652–1730) Лихуды, греки по национальности, потомки византийского княжеского рода царской крови, были родом из Кефалонии. Получили образование в Греции, потом в Венеции и Падуанском университете. По возвращении на родину Иоанн принял сан священника, а Спиридон — монашеский постриг (позднее, овдовев, принял пострижение и старший брат). Затем они несколько лет состояли в Греции учителями и проповедниками. Когда русское правительство задумало завести в Москве высшую школу с именем Академии, царь Фёдор (1682 год) просил восточных Патриархов о присылке в Москву православных и искусных учителей. Патриархи указали на Лихудов, которые и прибыли в Россию в 1685 году».
Очень  интересно и их образование, и само место, где они его получили,  о которых Википедия даёт следующие сведения:
«Университет основан в 1222 году преподавателями и студентами, оставившими Болонский университет из-за конфликта с начальством. В Средние века в Падуе учились студенты со всей Европы, разделённые на «нации» (землячества) по месту происхождения. С 1339 по 1813 годы разделён на две организации — Universitas Iuristarum, где преподавалось гражданское и каноническое право и богословие, и Universitas Artistarum, где преподавались астрономия, диалектика, философия, грамматика, медицина и риторика. Был также Universitas Theologorum, созданный в 1373 году папой Урбаном V.

Падуанский университет стал одним из центров науки (астрономия, медицина, право) эпохи Возрождения, ему покровительствовала Венецианская республика, обеспечивавшая дух независимости от схоластической догматики и влияний Рима. Здесь учились или работали такие деятели первой величины Возрождения и раннего Нового времени, как Пико делла Мирандола, Николай Кузанский, Коперник, один из основателей итальянского литературного языка Пьетро Бембо, Торквато Тассо, Галилей, Везалий, белорусский первопечатник Франциск Скорина. В 1678 году степень доктора философии впервые в мире получила женщина — Елена Корнаро Пископия. С этого времени в университете был принят девиз: «Падуанская свобода универсальна для всех».

«В Падве есть академия дохтурская великая, в которой бывает студентов по тысяче человек и болши. Приезжают в ту академию для дохтурских наук из розных государств многие честные люди. И бывает та академия заперта июня с первых чисел по сентябрь, и в те месяцы в той академии науки и действа никакова не бывает. Обыкность там о студентах имеют такую: которой студент науку свою дохтурскую скончит, того студента инспектор ево повинен взять за руку и водить ево в Падве по всем улицам, а перед ними идут многие люди и кричат: «Виват!» И, короновав ево, дадут ему из тое академи от мастера ево лист о мастерстве ево и по обыкновению, как надлежит, из той академии ево с честью отпустят.
— Дневник П. А. Толстого за 1697 год[1]».

Глава 3. Итак, русское академическое богословие было основано людьми, пропитанными духом Возрождения, с его ненасытной тягой к тому, что святитель Григорий Палама называл «внешней учёностью…губительной для богоугодной жизни». В первой части «Триады 1» он пишет:
         
«Василий Великий, приведя слова фараона к Израилю, что-де «праздные вы, праздны; вот и говорите: Пойдем, принесем жертву Господу» (Исх. 5, 17), продолжает: «Это — благая праздность и полезная для празднующего, дурная же праздность — праздность афинян, которые не знали лучшего досуга, как слушать какие-нибудь новости (Деян. 17, 21); такой праздности, угодной лукавым демонам, и теперь иные подражают в занятиях всей своей жизни» [14]. Чтобы никто не говорил, будто Василий Великий имел здесь в виду только риторическое суесловие, прибавим то, что он же говорит в другом месте, разбирая Соломонов завет «познать премудрость и научение и понять слова разума». «Уже некоторые, — говорит он, — занимаясь изобретенной египтянами геометрией, или ценимой у халдеев астрологией, или вообще вращаясь среди фигур, символов и всяких выспренних предметов, пренебрегли изучением божественных писаний; и поскольку многие, вникая в эту пустоту, состарились в таких трудах, необходимо распознание учений, чтобы избрать полезное и отбросить бессмысленное и вредное» [15]. Видишь? Пустой, вредной, бессмысленной называет он внешнюю ученость, математические науки и добываемое ими знание, — то самое, которое, ты говоришь, некоторые люди объявляют теперь конечной целью созерцания и корнем спасения! В письме к Евстафию Севастийскому Василий горюет о годах, которые сам провел в занятиях этими науками: «Долгие годы растратив на суету и почти всю юность сгубив в тщетных трудах, которые я предпринял, стараясь усвоить учения обессмысленной Богом мудрости, однажды, словно встав от глубокого сна, я увидел негодность мудрости «отмененных властей века сего» (1 Кор. 1, 22; 2, 6), пролил немало слез над своей несчастной жизнью и взмолился о даровании мне какого-нибудь руководства» [16]. Слыхал, как называются наука и знание, возвеличить которые сейчас напрасно стараются те люди? Имена им — суета, тщетные труды, обессмысленная мудрость, отмененная мудрость, мудрость века сего и его властей, мудрость губительная для богоугодной жизни. Недаром любитель истинной премудрости так раскаивался, что потерял время в занятиях мирскими науками, не найдя в них никакого руководства к подлинному знанию».

Надо понимать, что «внешнюю учёность» святой почитал вредной для тех, кто руководствуется ей в духовной жизни, как Варлаам Калабрийский, но не вообще бесполезной. Но ведь люди, обучившиеся в духовных академиях, как раз и видели своё преимущество перед прочими христианами, включая и святых подвижников, в том, что обладают этой самой внешней премудростью, в контексте которой, как и Варлаам Калабрийский, они рассматривают и святоотеческое богословие. Могут ли такие люди любить св. Григория Паламу, который от их амбиций и претензий камня на камня не оставляет? Риторический вопрос. Можно сказать, что русское академическое богословие было основано именно учениками «италийского зверя» Варлаама, обучавшимся богословию у папистов, и потому первое, что они сделали, как только укрепились на Российской почве, объявили свт. Григория Паламу еретиком и сектантом! Отсюда и понятно, почему труды свт. Григория были почти не известны в Российской церкви.

Глава 4. Отношение митр.  Антония к свт. Григорию Паламе слегка приоткрывается из следующего текста:

«Мистика была для митрополита Антония почти то же, что и хлыстовство. Он не отличал подлинно церковной мистики наших исихастов от неправославной аффектации крайних католических проявлений мистики. Любопытно ведь и то, что владыка очень осторожно относился и к Иисусовой молитве. «Лучше по молитвеннику молиться, чем четку тянуть и повторять одно и то же в ожидании небесного света». Этим объясняется и его крайне непримиримое отношение к имяславию. Известно его и архиепископа Никона (б. Вологодского) участие в разгроме афонских имяславцев. Показательно тут не то, что Антоний восстал против крайних проявлений имяславчества, происходящее от дремучей непросвещенности и богословской беспомощности безграмотных мужичков-афонитов, а его абсолютное невосприятие всей проблемы Имени. Антоний был крайним номиналистом. В этом смысле Антонию был абсолютно чужд Платон.
Т.А. Аметистов, большой почитатель митрополита Антония, человек богословски сведущий, очень острого и циничного ума, однажды в минуту безделья в Константинополе сказал митрополиту Антонию по поводу его отношения к исихазму, Паламе, мистике и т.д. буквально следующее: Вот я представляю себе, владыко, что Вы встретились бы со св. Иоанном Златоустом и св. Григорием Паламою и Вы бы им сказали так. Сначала Паламе: «И охота Вам, преосвященнейший Григорий, писать вещи, которые ни люди не понимают, да и Вы сами объяснить толком не можете. Вот взяли бы пример с преосвященнейшего Иоанна: все у него ясно и применимо к жизни, все имеет нравственное обоснование».
( Архимандрит Киприан (Керн) «Воспоминания о митрополите Антонии (Храповицком) и епископе Гаврииле (Чепуре»)

Из этих слов совершено отчётливо проступает – если бы митр. Антоний жил во времена свт. Григория Паламы, то в полемике святого против «италийского зверя» Варлаама, он, как враг всякой мистики, занял бы сторону Варлаама, а тех монахов-исихастов назвал бы хлыстами!  Не лишне будет  вспомнить и про то, что к мистике нечувствительны были и ветхозаветные первосвященники, вкупе с фарисеями и книжниками распявшие Христа,  ибо ни что не произвело на них впечатление – ни затмение, ни даже раздрание завесы в Храме, как до этого не производили впечатления чудеса, совершённые Христом. И приговор такой вот антимистической точки зрения был вынесен очень суров – хула на Духа Святаго!

Глава 5. Мистика, конечно, очень часто бывает дурная, а в последние времена она, может быть, почти вся такова, но при этом, как христианство может быть мыслимо без мистики, т.е. без прямых явлений и откровений Бога людям того достойным, или даже недостойным, в ввиду замыслов по домостроительству? Что же тогда останется от христианства? И в данном случае, хочу привести пример, который для человека, полностью исключающего всякую мистику из нашей жизни, просто случайность.

 После того, как в 1902 году умер почитатель свт. Григория Паламы, архиепископ Волынский и Житомирский Модест (Стрельбицкий), на его место был назначен Храповицкий, который и стал Антонием, епископом Волынским и Житомирским, священноархимандритом Почаевской Успенской лавры, доведшим дело искоренения паламизма вплоть до официального его объявления ересью, хотя и под видом имяславия. А через четыре года ушла в небытие Российская империя, вслед за которой пришёл конец и церковной организации, тогда называвшейся Российской Православной Церковью…

Глава 6. Февральская революция 1917 года началась на второй седмице Великого поста, в конце которой Церковь празднует неделю свт. Григория Паламы, и продолжилась на третьей седмице, которая именуется Крестопоклонной. Вот, что пишет об этом  современный русский историк А.Д. Степанов в статье «Февраль 1917 и февраль 2012: пугающие аналогии и обнадеживающие несовпадения»:

«26 февраля, в воскресенье, заканчивалась вторая неделя Великого поста, и власти надеялись на прекращение волнений. Однако в этот день одна из рот запасного батальона л-гв. Павловского полка неожиданно открыла огонь по войскам, разгонявшим демонстрантов. В тот день роту удалось разоружить, а зачинщиков арестовать.

Зато третья неделя Великого поста – Крестопоклонная – началась с солдатского бунта. 27 февраля восстал запасной батальон л-гв. Волынского полка, к которому присоединились другие воинские части. Начались убийства офицеров, толпа захватывала полицейские участки, было сожжено здание Окружного суда на Литейном, захвачена тюрьма «Кресты». На Крестопоклонную толпа штурмовала «Кресты», а не поклонялась Кресту Господню! Как это символично! Именно на Крестопоклонной изменники-генералы Рузский и Алексеев, как и поддержавшие их генералы и адмиралы великий князь Николай Николаевич, Брусилов, Сахаров, Колчак и др. вынудили Государя подписать отречение от Престола. А в самый день Крестопоклонной седмицы, в воскресенье, еще один генерал-изменник Корнилов в сопровождении одного из вождей революции Гучкова приехали около полуночи «навестить» Императрицу Александру Федоровну. Победителям очень хотелось, видимо, поупиваться торжеством».

На Крестопоклонной недели, которая началась с бунта Волынского полка, совершились основные революционные события, в результате которых Государь отрёкся от престола. Остаётся только вспомнить ещё, что тогдашний уже архиепископ Харьковский и Ахтырский Антоний, был ещё и создателем крестоборческой ереси, которую он опубликовал вскоре, после Февральской революции…Такова вот мистическая сторона произошедшего!
Tags: имяславие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments